Премия Рунета-2020
Курск
+24°
Boom metrics
Общество30 июля 2015 22:00

Истинная история курской фермерши, пообещавшей президенту сжечь урожай

Подпалить пшеничное поле 19-летняя Настя Долгополова пока только хочет, но "искра пожара" уже полетела
Ольга ДАНИЛОВА

Фото: Светлана ВОЛКОВА

«Европейские фермеры, протестуя, выливают молоко на асфальт, а наши вот тоже не лыком шиты», - ухмыльнулись одни.

«Какое уж тут импортозамещение», - обреченно вздохнули вторые.

«Довели девчонку. Развалили страну. Гори оно все синим пламенем!» - махнули рукой третьи.

И все бросились обсуждать смелое обращение юной фермерши из Курской области аж к самому президенту. Обсуждать, увы, в привычном и вполне предсказуемом ключе.

Отожгла в Интернете!

Скандал разразился в сельскохозяйственной Курской области. Виновница – 19-летняя студентка Рыльского медколледжа Настя Долгополова, она же «начинающий фермер».

Девушка выложила в интернет обращение к Владимиру Путину, в котором рассказывает о собственной попытке заняться сельским хозяйством. Настя вместе с родителями пыталась выращивать пшеницу и овес, разводить скот и птиц, но ничего хорошего из этого не получилось.

- Уважаемый Владимир Владимирович, обращается к вам глава фермерского хозяйства и студентка четвертого курса Долгополова Анастасия. Родилась, выросла и проживаю я в Курской области, Хомутовском районе, селе Деменино. В прошлом году, узнав, что на нашу страну наложены санкции, я открыла фермерское хозяйство. Рассчитывала на поддержку района и области. Но в районе мне дали ясно понять, что мое хозяйство здесь никому не нужно. И ни о какой помощи речи быть не может, - рассказала девушка в своем пламенном видеообращении. - После этого я добилась приема у губернатора Александра Михайлова, на котором также присутствовали глава Хомутовского района Хрулев Юрий Васильевич и глава областного АПК Алексей Золотарев.

В администрации обещали только "рассмотреть возможность предоставления невостребованных земель".

В администрации обещали только "рассмотреть возможность предоставления невостребованных земель".

Фото: Светлана ВОЛКОВА

По словам Анастасии, согласно распоряжению губернатора в аренду ее хозяйству в течение 30 дней должны были перейти бесхозные склады и поля - сто гектаров земли на территории села, однако прошло четыре месяца, но ничего не изменилось. Землю семье не дали, а склад, который они хотели получить под зерно, внезапно сгорел «в результате пала травы».

Чтобы разобраться, действительно ли нарисованная «картинка» - чистая правда, мы отправились в Деменино, отдаленное село на самом краю Курской области.

Несколько лет назад Долгополовы уже были героями нашей публикации. Тогда Настя - еще семиклассница - писала письмо президенту Путину с просьбой сделать им дорогу. Москва отреагировала оперативно: местным чиновникам дали хорошего пинка, и дорога в Богом забытое Деменино волшебным образом появилась в кратчайшие сроки.

Впрочем, по местным меркам село это не маленькое, постоянно здесь живет человек 100 - 150. Причем немало многодетных семей. Живут в основном на пенсии и детские, а также натурхозяйством, поскольку возможности заработка тут нет практически никакой.

Гламур на фоне поля

У тех же Сергея и Нины Долгополовых – мамы и папы Насти - старшие дети (а всего в семье их семеро) давно уже подались за длинным рублем в столицу, где и осели. Сами же родители занялись фермерством. А когда их хозяйство погрязло в кредитах, чтобы выбраться из долговой ямы, на семейном совете решили оформить новое юрлицо на младшую дочку.

Настя среди урожая. Соцсети.

Настя среди урожая. Соцсети.

Однако и тут их ждала неудача – банки отказали Насте в кредитах. Вскоре стало ясно, почему: подвела неважная кредитная история родителей. Была попытка получить грант от государства, но и это студентке не удалось – в распоряжении у новоиспеченной «фермерши» оказался только один старенький трактор и немного земли.

Кстати, как выяснилось на месте, на самом деле Анастасия учится в соседнем райцентре вовсе не на агронома или зоотехника, а на медсестру.

- Сначала думала, вернусь в село, буду здесь медиком работать, но теперь решила продолжить учебу в сельхозакадемии и тоже вплотную заняться фермерством, - делится она планами с корреспондентом «КП».

Что подтолкнуло Настю к решению разделить нелегкую долю российского фермерства, и насколько она к этому готова? На своей странице в соцсети девушка выкладывает фото на фоне родных хомутовских полей в алых клубных туфлях на высокой платформе, к которым прилипла деревенская грязь. Эдакий диссонанс между мечтой о гламуре и правдой сельской жизни.

Фото из соцсетей - Настя любит позировать среди хомутовских полей.

Фото из соцсетей - Настя любит позировать среди хомутовских полей.

- Настя, почему вы все-таки решили обратиться к президенту? – спрашиваю девушку.

- Потому что помощи никакой! А что остается делать? Надо ж хоть как-то село свое продвигать. Уже ничего здесь нету, все сломали!

- Это правда, что на вашем семейном фермерском хозяйстве большие долги по кредитам?

- У меня все чисто, нет никаких долгов. Вот трактор стоит, в собственности у меня, доля в доме есть моя личная. Всю жизнь я прожила здесь, так же как и вся наша семья. Мой дедушка в соседнем районе был председателем колхоза до 70 лет. А в прошлом году мы с отцом решили: почему бы нам не заняться сельским хозяйством. Папа сразу сказал, что дело это плохое, вряд ли что получится. Но я все-таки настояла. Мы с ним вместе вели дела. Потом, не дождавшись ни от кого помощи - только все мешали, препятствовали, - весной он решил закрыть хозяйство. Но я вмешалась, говорю: «Пап, давай я все оформлю на себя». Поле мы все-таки засеяли, я нашла средства.

Настя в поле на фоне бывшего колхозного склада, который им так и не достался, а случайно сгорел после визита девушки к губернатору.

Настя в поле на фоне бывшего колхозного склада, который им так и не достался, а случайно сгорел после визита девушки к губернатору.

Фото: Светлана ВОЛКОВА

- Где, если не секрет?

- Люди добрые помогли, семена дали. 58 гектаров папа сам засеял, дня три-четыре круглые сутки работал.

- На каких условиях вы получили помощь от других фермеров?

- Был заключен договор: как только у нас вырастет урожай, как только начнут поступать

какие-то деньги, мы отдадим долг. Кроме того, я надеялась на грант. Но, как видите, ничего не дали. Сказали, что не положено.

- Не жалко будет сжигать поле?

- Чтобы убрать его, нужно отдать 120 тысяч. Денег у нас таких нет.

- А зачем тогда засевали?

- Мы же побывали у губернатора, который сказал, что нам отдадут бесхозные склады, дадут в аренду сто гектар земли. Мы надеялись на это. У нас уже были заключены договора на телочек, мы хотели купить утей.

- То есть вы реально планируете осуществить свою угрозу?

- Да, планирую. А что мне с урожаем делать? Хранить его негде.

«Государственные деньги использовали, чтобы гулять и развлекаться»

Заявление Насти всколыхнуло не только интернет-пользователей. Поддержку хрупкая девушка нашла также в лице Владимира Жириновского. «Мы готовы ей помочь. Я дам поручение нашей местной организации. Мы обратимся к министру сельского хозяйства Александру Ткачеву, чтобы он разобрался в ситуации», - пообещал Владимир Вольфович.

Но на деле все оказалось не совсем так, как описала Настя в своем видеообращении. Выяснилось, что у Долгополовых накопился солидный долг перед банками. А в минувшем году мама Насти получила от государства грант в 600 тысяч рублей. Только, как утверждают чиновники, толком распорядиться им не смогла.

В общем, местные начальники, может, и испугались, но виду не подали и встали нешуточной обороной. На выездном совещании по поводу возмутителей спокойствия, которое оперативно провели в Хомутовке в минувший четверг, заместитель губернатора, председатель комитета АПК Курской области Алексей Золотарев сказал без обиняков, мол, «региональные власти оказывали Долгополовым поддержку, но выделенный грант был использован не по назначению».

- Сегодня мы находимся непосредственно в Хомутовском районе. Здесь пахнет уголовщиной, поскольку полученные государственные деньги использовали для того, чтобы гулять и развлекаться, - рубит правду-матку Алексей Михайлович перед собравшимися. - Безусловно, будем разбираться, куда делся этот грант. «Фермеры» отчитались, что купили животных, а животные оказались соседскими, как и трактор - все документально подтверждается.

В телефонном разговоре Алексей Золотарев признался «Комсомолке», что считает эту семью мошенниками:

- Это мое личное мнение. А дальше будут разбираться уже правоохранительные органы. Все материалы они взяли. Сегодня вот разговаривал с начальником полиции - тот сказал, не раньше чем через десять дней выдадут заключение.

- Проверка только по гранту на 600 тысяч рублей?

- Да, именно это мы имели ввиду как мошенничество, или как там они будут квалифицировать. А по остальному какие мы претензии можем предъявить? Земля их. Грант они получали на технику, а что у них? Один трактор, который перепродают друг другу. Второе – нет животных, на которых мы выделяли деньги, - переживает чиновник. - Вот что мы увидели. И то зерно, которое якобы они посеяли. По сути дела там ничего нет. Половина падалицы, которая взошла, подсолнечника и сколько-то еще пшеницы. Ну, пять центнеров с гектара, может быть, будет. Это в десять раз меньше, чем получает сейчас настоящий курский фермер.

Тот самый трактор, который, как утверждают чиновники, семья передавала из рук в руки, только чтобы получить господдержку.

Тот самый трактор, который, как утверждают чиновники, семья передавала из рук в руки, только чтобы получить господдержку.

Со своей стороны Нина Долгополова комментирует ситуацию, тоже не стесняясь в выражениях:

- Мне уже надоели эти упреки, я привезу эти деньги и брошу их прямо в морду чиновникам!. Грант пошел на покупку техники. Трактор, косилка, кормораздатчик – все это стоит у нас во дворе, мы ничего не прячем. У нас скот был куплен: 18 телят, 120 овец. Но негде их было держать, пришлось порезать. Сейчас вот скупили пустующие дома на селе, там и держим. В хозяйстве осталось 45 баранов и три быка. Плюс земли 58 гектар, засеянных пшеницей и овсом. Часть этой земли теперь у Насти.

Нина Михайловна проводит нас по своим угодьям и жалуется на чиновников, которые «продыху не дают». Все, что Долгополовы получили от государства – эти самые 600 тысяч рублей. Остальное были кредиты – почти полтора миллиона.

- А вы поинтересуйтесь, почему у нас эти кредиты образовались! Спросите в нашем хомутовском АПК, как они нам приказали: чтобы пойти на грант, в течение двух недель у нас должна быть техника, земля, скот, все на свете. Вот под бешеные проценты мы и взяли кредит в коммерческом банке. Нам сказали, что «Россельхозбанк» погасит эти проценты, перекредитует. А оказалось, что никто не гасит. На заемные деньги мы купили «ГАЗель», потратив 1,3 миллиона. Остальное пошло на покупку и оформление земельных паев.

Злые языки утверждают, что деньги семья потратила чуть ли не на ремонт дома, но по жилью Долгополовых этого не скажешь.

Злые языки утверждают, что деньги семья потратила чуть ли не на ремонт дома, но по жилью Долгополовых этого не скажешь.

Фото: Светлана ВОЛКОВА

«Это фермерское хозяйство – просто фикция»

Не сказать, что фермерское хозяйство у Долгополовых - по европейским стандартам, но и сказать, что его нет, тоже было бы неправдой. Баранов фермеры поселили в брошенных деревенских домах, а пшеничное поле даже для человека, далекого от тонкостей АПК, действительно выглядит слабоватым. Долгополовы объясняют: денег на химикаты нет.

Часом позже встречаемся с главой Хомутовского района Юрием Хрулевым. Здание администрации здесь называют «белым домом». Все потому, что дворянская постройка 1913 года - до сих пор, пожалуй, единственное приличное строение в Хомутовке, на которое можно прямо-таки любоваться.

- То есть вы считаете, что все это фермерское хозяйство – фикция? – спрашиваю Юрия Васильевича.

- Абсолютная! Ну, можно ли перепродавать один и тот же трактор друг другу, как они делали, чтобы получить гранты? Кстати, их земля сейчас де-юре принадлежит матери Анастасии. Фермер Бурухин помог по договору, депутат Носов помог бесплатно… А сейчас они не видят перспектив, нужно же было сделать химпрополку, подкормить посевы, тем более что в этом году погода помогала. И вот, имея один трактор, Анастасия подает на грант в комитет АПК от фирмы, где они являются вдвоем с папой учредителями. Пять тысяч - уставной капитал. Не удивительно, что заявку отклонили.

Настя в поле. Соцсети.

Настя в поле. Соцсети.

В общем, если по-честному, ну какой из Насти пока что земледелец? Скорее, политик вышел бы неплохой. Видеообращение сработало. Чиновники зашевелились. Правда, совсем не так, как предполагала юная «фермерша». Теперь отчитаться семье придется до копеечки – что и куда потратили.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков тем временем заявил, что федеральные власти проведут свою проверку по линии Минсельхоза. Кстати, парадокс, но по жалобе Насти Долгополовой на недостаточную поддержку фермерства разбираться будут тоже местные чиновники от АПК.

– Поручение дано председателю регионального комитета АПК Ивану Горбачеву, - подтвердили в администрации Курской области.

Как бы то ни было, интерес ко всей этой истории с несостоявшимся пока сожжением остынет нескоро. Но выгорит ли из этого что-то для самой Насти – большой вопрос.

ПРАВДА ЖИЗНИ

«Сжигать выращенный хлеб – это фашизм»

Максим ГОРОХОВ ("КП"-Воронеж")

Прокомментировать заявление Анастасии Долгополовой мы попросили воронежского фермера с 23-летним стажем Михаила Просветова.

Возможно, кого-то это удивит, но ни малейшего сочувствия к «коллеге» наш собеседник не выразил.

- Это ненормальное поведение. Я его никогда не поддержу, - сразу же заявил Михаил Иванович. – Все это от скудоумия. Могу посоветовать только одно: не браться не за свое дело! Начинающие фермеры – слишком амбициозные. Мой сын года три назад тоже оформил КФХ и поначалу обижался: поддержки нет, доступа к финансовым ресурсам никакого. А я говорю: ждать манны с неба не надо! Мы всю жизнь собирали по крохам, считали по копейке. В нашем хозяйстве вчетвером уже 23 года работаем, и до этого тоже - всю жизнь в поле, не разгинаясь. И никто ни разу не ездил по заграницам. Получив все на блюдечке, и дурак сможет чего-то добиться.

- Вообще, без малого 60 гектар – хозяйство не самое большое. Насколько реально заработать при таких масштабах?

- Да это даже ближе к подсобному хозяйству, чем к фермерскому. Если заниматься более интенсивными культурами, например овощами, то можно и на пяти га чего-то добиться, а с зерновыми – нерентабельно. При таком масштабе ведь нереально соблюдать даже минимальный севооборот. У нас в хозяйстве он пятипольный: выращиваем четыре культуры, и пятое поле – под паром. А на 60-ти в лучшем случае можно поддерживать только трехпольный - как в России 1913-го. Но тогда не было такой техники, как сегодня: на участках по 20 гектар она не сможет работать нормально.

На поле, как у Долгополовой, можно получить не более 2 – 3 тысяч рублей чистой прибыли с гектара. Затраты ведь огромные. На каждый из 360 га, которые мы обрабатываем в нашем хозяйстве, за сезон уходит 100 – 120 литров солярки. Но у нас поля крупнее, а у нее гон короткий – значит, расход будет еще больше. Да и не думаю, что она сможет использовать новейшую иностранную сельхозтехнику. Придется работать на том же «Белорусе» и т. п. Шесть тонн одной только солярки потребуется. А это 200 тысяч рублей: 33 - за тонну. Столько же уйдет на запчасти и обслуживание техники. Плюс удобрения. При этом тонна пшеницы в среднем стоит 5 – 6 тысяч. Это раньше рентабельность зерновых была 100 – 120%, а при нынешних закупочных ценах – сами считайте…

К тому же Черноземье - зона рискованного земледелия. На мои поля с 15 мая по 5 июня ни капли дождя не упало, потом прошел - чуть землю смочил. Это позже стало заливать – убирать урожай было невозможно. А получился он в итоге скудный: ячмень – 14 центнеров с га, пшеница – 24. Но мы все обмолотили – не сжигали. Как и в 2007-м – когда вообще все посевы из-за жары погибли: по три центнера пшеницы собрали, хотя дешевле все бросить. Но что бы мы за крестьяне тогда были?

Сжечь выращенный хлеб – это фашизм. И шантаж. «Я президенту пожалуюсь – он мне все даст!». Ему больше нечем заняться, как наши 60-гектарные поля опекать. Что же касается местных властей, то они давно сами по себе, мы - тоже. Лишь бы не трогали - насчет помощи и не вспоминаем.

Да и вообще-то, напомните Анастасии: за сжигание стерни – штраф 200 тысяч. Где она их брать потом будет?

- Получается, на сельхозпроизводстве как ни крутись - особо не разбогатеешь?

- Это в начале 90-х на землю рванули все кому не лень. Люди далекие от сельского хозяйства думали: сейчас озолотимся – и на Канары рванем. На земле не будешь богатый, а только горбатый. Крестьянин был и останется бедным. Разжиться ему никто не даст, иначе остальным есть нечего будет: продукты станут недоступными.

В общем, сельское хозяйство - не бизнес, а хобби. Так что передайте этой девушке привет от нас - стариков-разбойников, которые гранта не просят и к Путину не обращаются.

У нас тем, кто заявляет о своих трудностях громче всех, – поблажки: лишь бы не шумели. Не правильно это. Поменьше внимания нужно таким уделять. А пример брать с тех, кто в фуфайке промасленной вкалывает как проклятый. Приезжайте, посмотрите на наших мужиков. Прокатитесь на комбайне, когда в кабине без кондиционера под 70 градусов, а молотить нужно. Или на ремонте руки молотком поотбивайте. Через час сбежите!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Наша русская фермерша должна ходить в рванье, чтобы не ранить эстетических чувств»

Серия публикаций о юной курской фермерше Анастасии Долгополовой вызвала настоящий шквал откликов. Мнения разделились «за» и «против». Одних шокировало заявление Насти о том, что она собирается сжечь урожай, другие ругали чиновников – мол, душат фермерство, другие нападали на Анастасию (подробности).