2016-07-14T10:30:19+03:00

Соавтор песни Дины Гариповой Леонид Гуткин: «Песню для «Евровидения» мы написали по скайпу»

Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

«Что если...»: в песне Дины Гариповой для «Евровидения» нашли плагиат?

00:00
00:00

Скромная 22-летняя девушка из волжского города Зеленодольска представит Россию на конкурсе «Евровидение-2013». Дина Гарипова уже покорила страну. За ее песню на шоу «Голос» проголосовал почти миллион телезрителей. Наставник певицы Александр Градский назвал пение Гариповой волшебством. Девушка, по мнению мэтра российской эстрады, настоящий самородок, Фрося Бурлакова 21 века, она обладает уникальным природным тембром и способна достойно выступить, даже не зная языка, на котором поет. Но оценит ли молодой талант избалованная европейская публика? Продюсеры Гариповой настроены оптимистично и прочат ей место в тройке призеров. Волжанка споет на «Евровидении» песню «Что, если». Но композиция уже вызвала бурную полемику в интернете и СМИ. После презентации хита Гарипову и ее шведских продюсеров обвинили в плагиате. Начало песни сравнили с вокальной темой из хита польской певицы Госи Анджеевич. А припев напомнил некоторым знатокам композицию британской группы «Hear'say»… Гариповой даже предложили срочно поменять песню, чтобы у жюри «Евровидения» не было поводов ее дисквалифицировать, но композитор Александр Градский официально заявил, что ни о каком плагиате и речи быть не может. Так плагиат это или нет? Наша ведущая Елена Афонина обсуждает это с нашими экспертами в программе «Особый случай» на телеканале и радио «Комсомольская правда».

Афонина:

- Не случайно говорят – как вы лодку назовете, так она и поплывет. Какую песню сочините – таков и путь. «Что, если?» - так называется песня, которую будет исполнять Дина Гарипова на «Евровидении» и что, если это плагиат? Об этом мы и будем говорить сегодня. В студии певица Алена Апина. Алена, скажите, в вашей жизни были обвинения в плагиате?

Апина:

- Не десяток, а двадцаток. Тридцаток пошел уже. Все старо, как мир. Потому что все мы знаем такую премию на западе – это «малина», а у нас это «калоша» и т.д. Так вот, «Калоша» всегда за лучший плагиат вручалась, я тоже была победителем.

Афонина:

- За какую песню?

Апина:

- За «Электричку». Но это абсолютно не значит, что песня «Электричка» и песня «Осенний поцелуй» Игоря Николаева – когда они спели ее своими голосами, под простую, незатейливую какую-то «унца-унца» на пианинке, ну действительно похоже. А когда звучит песня в исполнении Пугачевой и песня «Электричка» - то это надо обладать большой фантазией и специальной какой-то внимательностью, чтобы поймать вот на этом. На многих радиостанциях люди только то и делают, что отмечают это сходство и потом их как-то смешивают, миксуют и спрашивают: кто прав, кто виноват? Нет тут никакого умысла, мне кажется.

Афонина:

- А сейчас мы поговорим с тем человеком, который послужил такой отправной точкой.

Апина:

- Он автор?

Афонина:

- Нет, он как раз тот, кто заметил плагиат и после него-то и развернулась в блогосфере, а затем уже и пошла дальше вот эта волна под названием «уличи Дину Гарипову». С нами на видеосвязи композитор и блогер Сергей Непряхин. Сергей, почему вас заинтересовала, собственно, песня Дины Гариповой и каким образом вы могли уличить композитора в нечестном отношении к своей работе? Потому что мы ж понимаем, они за эту песню, наверное, деньги получили…

Непряхин:

- Ну, я конкурс «Голос» не смотрел – вообще ни одной трансляции – и кто такая Дина Гарипова не имел понятия до 25 февраля. Утром включил новости на планшете и в одном из новостных сайтов первой строкой проходит то, что песня для «Евровидения» выбрана, певица Дина Гарипова – ну, интересно, конкурс-то знаковый… Включил эту песню и думаю – ой, так ведь я же эту песню знаю. И даже начал подпевать со второй строчки – мелодию мычать. Очень меня это все заинтересовало, но потом начался рабочий день, стало не до этого, а днем выдалась свободная минутка и я просто в строке поисковика набрал «Дина Гарипова, песня-плагиат». Оказалось, что уже вовсю идет обсуждение – то есть, я не первый, кто обратил на это внимание… Правда, я не помню, на какой я форум попал, но там прозвучала Гося Анджеевич, прозвучала Сара Коннор. Сара Коннор прозвучала вообще на Русском радио в десять утра, когда они тоже песню Дины Гариповой первый раз заводили… И я просто вот в свободную минуту на Ютюбе нашел все эти три ролика и поставил их подряд у себя на страничке. И все – и понеслось.

Афонина:

- А какую цель вы преследовали? Для чего эти обвинения в плагиате, как вам кажется? показать свою музыкальную состоятельность, показать, что вы настолько хорошо знаете музыку, что можете любую композицию разобрать по косточкам и выявить, где плагиат?

Непряхин:

- Во-первых, слово «обвинил в плагиате» - это неправильно. Я никого не обвинял. Если почитать мою запись, то она полна дикого изумления, потому что Первый канал имеет колоссальные возможности для выбора музыкального материала, мы все это знаем. Если бы реально был объявлен сбор композиций для «Евровидения», композиций пришло бы тысячи… Вот в 2010 году Первый канал объявлял конкурс песен ко Дню Победы и пришло больше семи тысяч композиций…

Афонина:

- …То есть, за державу обидно?

Непряхин:

- Да конечно. Если использовать простое народное выражение – я обалдел просто. И когда послушал исходники, подумал – ну вот, чудеса какие творятся. И все. И забыл об этом… Открыл вечером страничку – уже десятки комментариев. Причем, комментарии откровенно издевательские. Те, кто переживает за страну, как я, например, основной лейтмотив комментариев – подстава Дины, подстава страны. Потому что будут тыкать пальцем, будут комментировать совершенно уничижительно. Нашлись люди, кто там глубоко копнул, нашли правила «Евровидения», нашли то, за что могут снять песню… Ну, согласитесь, странно, что в такой приличной большой музыкальной стране нельзя найти песню, которая хоть как-то отличается от среднего европейского хита…

Афонина:

- А сама песня вообще нравится вам?

Непряхин:

- Мне нет. Чего там может нравиться? Ну, те, кто следят за Евровидением, ну, понятно, все хотят победить и поэтому каждый год кто-то из исполнителей пытается, грубо говоря, скопировать песню-победительницу предыдущего года.

Афонина:

- Ну да – прокатиться на волне успеха.

Непряхин:

- Но вот я бы такой дал прогноз - в этом году выиграет простая песня с припевчиком. Вспоминаем Александра Рыбака, в первую очередь. В прошлом году выиграла Лорин со сложной песней, поэтому в этом году, скорее всего, сложной песни в победителях не будет.

Афонина:

- Нам удалось связаться с музыкантом и соавтором песни Леонидом Гуткиным и сейчас вот те реплики, которые были адресованы вами в виртуальное пространство… Леонид, вот Сергей сказал, что, неужели нельзя было на больших российских просторах найти композиторов, которые не будут утаскивать чужие мелодии?

Непряхин:

- Я не говорил про то, что кто-то что-то утаскивает, я говорил про массированные совпадения, про не оригинальность.

Гуткин:

- Здесь несколько вопросов. Первое – я не являюсь специалистом по поиску композиторов на российских просторах. Как говорится, мы живем в свободной стране, поэтому кто что хочет, тот то и делает. Поэтому все композиторы имеют право писать песни, которые они считают неким проявлением своих творческих идей и т.д… Второй вопрос по поводу плагиата распадается на две части. Я думаю, все прекрасно, включая Сергея, понимают, что трое людей, занимающихся достаточно давно музыкой, не откапывают песни и не копируют с них свои какие-то истории. Музыка состоит, к счастью, из 12 нот и какие-то моменты могут быть похожи…

Афонина:

- Леонид, но все-таки, тем не менее, пошли на то, чтобы сделать у этой песни иную аранжировку. Не значит ли это, что это, в принципе, завуалированное признание того, что что-то с песней неладно?

Гуткин:

- Нет, это абсолютно ничего не значит. Аранжировка задумывалась изначально, но просто не было возможности сделать аранжировку с живым оркестром и, когда мы получили подтверждение того, что эта песня выбрана на конкурс, то просто сделали более такую проработанную аранжировку.

Апина:

- А фамилия-то есть у автора песни?

Афонина:

- Если вы имеете в виду Габриэля Алареса – это шведский автор и продюсер песни – ему принадлежит основная музыкальная часть или кто-то есть еще?

Гуткин:

- У этой песни три автора. Это Габриэль Аларес, Йоаким Бьорнберг и ваш покорный слуга.

Афонина:

- Основная часть музыкального материала кому принадлежит все-таки?

Гуткин:

- Было некое коллективное творчество. Мы работали по скайпу, добавлялись какие-то куски, убирались какие-то куски – что и привело к тому, что у песни три автора.

Непряхин:

- Все, что сказал Леонид, это абсолютная правда, мы действительно свободные люди в свободной стране и каждый действительно пишет то, что он хочет…

Апина:

- Я хочу сказать, что Сергей молодец в том плане, что он начал эту шумиху сейчас. Если бы она возникла позже и не в нашей, а в другой стране, все было бы гораздо страшнее.

Гуткин:

- Ничего не было бы страшнее. Это абсолютно проработанная процедура. Если правообладатели имеют претензии к какой-то песне, они подают в суд. Есть экспертная комиссия, которая разбирается и суд выигрывается или проигрывается.

Апина:

- Да, конечно. Но зачем нам нужны эти проблемы? Нам хватает и так проблем в стране, чтобы нам еще заниматься на Евровидении какими-то вещами. Честно говоря, я не стараюсь принять чью-то сторону, я просто стараюсь сбалансировать ваше мнение. Я в свое время тоже хотела петь на Евровидении, но совершенно по другому поводу не смогла там участвовать, потому что должно быть первое исполнение, а я уже эту песню где-то пела и об этом узнали и тоже начали говорить… Но дело не в этом. Дело в том, что чисто юридически существует, как и в литературе, как и в стихах, в кинематографе, правила плагиата. Они уже давно выписаны и как-то это высчитывается – по какому-то количеству нот, по протяженности, по времени и т.д. Я не юрист, но я знаю точно, что эти правила есть.

Афонина:

- Леонид, а в вашей жизни музыкальной были обвинения лично вас в плагиате?

Гуткин:

- Нет, у меня такого прецедента не было. И в том, что происходит сейчас, меня немного расстраивают не сами обвинения в плагиате, а тот факт, что наши медиа так охотно и с таким нескрываемым энтузиазмом ввязываются в какие-то истории такие негативные… А все остальное – это формальности.

Апина:

- К этой истории можно подойти с двух концов. Если говорить негативно – да, ах, вот они какие, как же они так взяли и девочку обидели, и страну нашу чуть под монастырь не подвели. Это с одной стороны. А с другой стороны, если бы все говорили – ребята, да вы что, как так можно, давайте как-то поможем, поменяем немножечко, девочка хорошая, давайте все вместе. То есть, можно подойти вот с таким чувством… А насчет поправить я вам хочу сказать, что у меня была замечательная история в жизни. Я пела песню еще в начале 90-х годов. Я спросила у автора, можно ли я ее спою – тогда не было никаких законов, пой, что хочешь – и он говорит: да, конечно. Я взяла и поменяла там слова и аранжировку. Потом я по радио услышала эту же песню в ее первоначальном варианте. И вы знаете – это две совершенно разные песни. Абсолютно. То есть, от того, что сменилась аранжировка, от того, что поменялись слова и поменялся исполнитель – это две совершенно разные песни. И поэтому строить вот такую негативную какую-то атаку на события Евровидения, на эту прекрасную девочку. Я думаю, что нужно наоборот как-то сказать, под другим углом. Это будет правильнее. Согласитесь, Леонид.

Гуткин:

- Здесь нет никакого правильного или неправильного угла… Мы сделали работу, мы делали ее искренне, нам кажется, что она получилась хорошо…

Апина:

- А нам-то не безразлично, нам потом телевизор смотреть и Дину встречать с флажками и цветами…

Гуткин:

- Я думаю, что нам не будет за это стыдно. Опять же – пишите лучшие песни…

Афонина:

- Леонид, скажите, за эту композицию все-таки были заплачены деньги?

Гуткин:

- Нет. Были заплачены деньги за продакшн этой песни.

Афонина:

- То есть, за то, что эта песня была сочинена коллективом авторов… Это было из альтруистических соображений и во славу России, к которой двое из соавторов не имеют никакого отношения, так я поняла?

Гуткин:

- Все участники конкурса сочиняют песни без аванса, бесплатно. Оплачивается потом продакшн этой песни.

Афонина:

- Хорошо. Спасибо огромное.

Гуткин:

- Я хотел бы всем пожелать побольше хороших песен, позитива и хорошего настроения! И доброжелательности.

Афонина:

- Спасибо мы говорим Леониду Гуткину, а у нас в студии появился композитор, музыкальный продюсер, автор песни «Невозможное возможно» (из репертуара Димы Билана) Александр Лунев. Александр, а вот такие обвинения в плагиате в ваш адрес звучали?

Лунев:

- Ни разу не слышал такого…

Апина:

- Просто он не знает об этом.

Афонина:

- Я посмотрела, кого же еще обвиняли в плагиате. Ну, Филиппа Киркорова – все мы помним эту громкую историю. Вот Алена призналась, что ее обвиняли в плагиате…

Александр, скажите нам, насколько сложно уличить ту или иную композицию в повторении каких-то других мелодий?

Лунев:

- Сложно?

Апина:

- Вы говорите сейчас об умышленном каком-то использовании или о случайном совпадении?

Афонина:

- Я вот хочу это уточнить – насколько сложно вообще услышать мелодию и вдруг сказать – я же где-то это слышал. И дальше начать эту историю раскручивать. Легко или просто?

Лунев:

- Это зависит от того, насколько первый шаг мелодически короткий или длинный. То есть, если она короткая, таких может быть масса. И это очень свободно можно сделать… В поп-музыке очень много таких фраз начальных, которые попадают – три ноты или буквально четыре. Но это ж не плагиат…

Апина:

- Это стилистика жанра.

Лунев:

- Да. Вот плагиат же считается, когда, допустим, сколько там нот – 6 или 7? В данный момент, мне кажется, уже плагиат не рассматривается как ноты. Вот я недавно наблюдал – допустим, песня «Скайфол» один в один, на мой взгляд, с песней «Фэмили» Пинк. Вот если сейчас вы поставите «Фэмели» и «Скайфол», вы сразу увидите одинаковость по духу… Плагиат сейчас не работает только в нотах именно. Он работает духовно. Там другая уже сфера пошла. Это отрасль такая недоступная, но она работает и работает успешно. Вот вы спросили, как плагиат отличить? Будет четыре первых ноты – все… Так же и здесь. Вот эта песня, которую поет девушка, и там говорят, что типа плагиат – ну, конечно, тут можно найти хоть сто песен. Надо длиннее как-то…

Афонина:

- Простите, я хочу спросить – а это плагиат или цитирование? Вот мы берем какое-то кинопроизведение и с восторгом говорим – смотрите, как здорово режиссер процитировал Тарковского, Бергмана, Бунюэля… Вот в данном случае, может быть, человек, понимая, что есть определенные цитаты, которые ложатся на ухо, которые тут же слушателя заставляют…

Лунев:

- Думаю, что нет. Зачем он это будет делать? Ему же тоже не хочется неприятностей каких-то. Второе – композиторы – вот я на своем пути жизненном столько испытал таких вещей, когда я делаю – раз, похоже – я просто убираю это сразу же, потому что я слышу что-то знакомое. Но человеку невозможно объять все… Почему существуют такие вещи, что они совпадают? Но плагиат – почему так вот устроено, чтобы ноты как-то определяли человека, что вот такое ограничение есть – что вот досюда дойдет, если точно, по ритму, по мелодии, значит, он попался типа, понимаете как. Но если взять еще короче мелодии, а их много, будет плагиата полно. Особенно у начинающих композиторов – у них всегда плагиат. Знаете почему? Потому что короткие фразы мелодические, секвенция, вот эти все трудоемкие способы, чтобы себя воспитать, в этом как-то свое найти и чтобы это было еще по кайфу – это очень сложно. Это должен быть талант, призвание…

Афонина:

- Спасибо огромное вам. Мы желаем Дине Гариповой в любом случае хорошего участия в этом конкурсе.

Лунев:

- И самое главное – выступить ей на отлично, чтобы всех зацепило.

Апина:

- Да. А остальное все ерунда.

Вы можете подписаться на самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" на нашей страничке в iTunes

Клип Дины Гариповой "What if".Видео с песней нашей участницы покажут на Первом канале и на ТВ «КП»

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ