2016-07-14T10:30:19+03:00

Евгений Гонтмахер: часть предложений Путина невыполнима

Главный вопрос: а где взять деньги? [обсуждение на радио и ТВ «КП»]

00:00
00:00

Обсуждаем статью Владимира Путина «Строительство справедливости. Социальная политика для России», написанную специально для «Комсомольской правды».

Гость – Евгений Гонтмахер, член правления Института современного развития, заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений. Ведущие – Владимир Ворсобин, политический обозреватель «КП»; Нона Трояновская и Михаил Антонов.

Антонов:

– Это радио и телевидение «Комсомольская правда». Мы приветствуем вас для обсуждения статьи Владимира Путина, опубликованной в сегодняшнем номере газеты «Комсомольская правда». Статью, которая называется «Строительство справедливости. Социальная политика для России», мы сегодня будем обсуждать. «Строительство справедливости. Социальная политика для России». Успели бегло ознакомиться, Евгений Шлемович?

Гонтмахер:

– Да, я почитал.

Антонов:

– Первое впечатление?

Гонтмахер:

– Если очень коротко, то есть что обсуждать, я бы так сказал. То есть статья, в общем-то, написана довольно профессионально, в отличие от многих предыдущих статей того же самого Владимира Владимировича Путина. И тут есть ряд новаций, которые требуют обсуждений. Если цель статьи в том, чтобы внести некую дискуссию, то цель такая достигнута. Потому что иногда бывают даже у больших начальников такие статьи, по которым спорить особо не о чем. Тут есть о чем.

Ворсобин:

– Когда я читал статью, я все время думал, что все это, конечно, замечательно, я как бывший учитель с удовольствием прочитал и про образование.

Антонов:

– А про людей с дипломами, которые не своим делом занимаются?

Ворсобин:

– Особенно о студентах, которые должны следить друг за другом, чтобы получали стипендию правильно, а не липовую. Там действительно есть интересные моменты. Меня мучил только один вопрос – откуда будут брать на все это деньги? Это вопрос ключевой, мне кажется. Если вспоминать, что у нас еще оборонка идет сейчас вверх по поглощению бюджетных денег, а тут еще будет, видимо, потрачено…

Гонтмахер:

– Я хочу добавить. Мы на радио «Комсомольская правда» как раз обсуждали бюджет, который принят на три года. К сожалению, там на 2013-2014 годы идет снижение расходов на образование и здравоохранение. Поэтому это первый вопрос, который возникает, когда читаешь статью: а где на это все взять деньги?

Ворсобин:

– И последний, чисто философский вопрос. Если сравнить это с дворником, который 10 лет, скажем так, с проблемами убирал двор, а на 11-й год говорит: ребята, я знаю, как его убирать. Но возникает вопрос: а почему раньше…

Трояновская:

– Все с опытом приходит.

Ворсобин:

– Видимо дворник учится на этом дворе чистить. В принципе мы создали профессионального дворника, который наконец-то понял, как на самом деле его чистить. Это в принципе один из плюсов этой статьи.

Антонов:

– Статья как предвыборная программа. Здесь очень много предвыборного. Мы только что с Ноной общались с президентом Башкортостана, и мне пришлось просто упомянуть, что любой правитель, любой кандидат в президенты во время любой избирательной кампании считает своим долгом обязательно высказаться по социальной политике. Мы в принципе постоянно слышим одно: бесплатную и качественную медицину, высокий уровень образования, повышение зарплаты, пенсий, ценность высококвалифицированных сотрудников и прочее.

Ворсобин:

– Я поправлю. Формально это не является предвыборной статьей. Иначе она была бы оплачена из избирательного фонда президента. Это, по большому счету, размышления, которые совершенно не привязаны к выборам, если быть формальными. У нас очень интересная избирательная кампания, когда появляются у кандидатов вот такие статьи. В принципе, как говорит ЦИК, это не относится к избирательной кампании.

Антонов:

– Я думаю, что некоторые тезисы из этой статьи в избирательную кампанию обязательно войдут. И вот социалка это то, что используют все. Здесь опять вопрос выполнения. Мы вспоминали: каждая семья будет жить в отдельной квартире до 2000 года. Насколько далеко от обещаний, размышлений о том, как хорошо было бы, до выполнения? Ведь очень многие говорят, что все правильно, написано все по делу. И только гады на местах мешают развиваться медицине, учебе и т.д.

Гонтмахер:

– Я считаю, тут есть вещи практически невыполнимые. Например, к сожалению, увеличение численности нашего населения до 154 млн человек. Если вы позовете какого-то профессионального демографа в студию, он вам это расскажет с цифрами, почему это невозможно. Да, он пишет, что мы будем развивать миграцию, что правильно, я только за мигрантов. Примерно 300 тысяч человек в год мы будем привлекать сюда в качестве граждан России. Но это вообще большой вопрос. Кто, откуда? Потому что потенциал русскоязычных людей практически исчерпан. Мы это, кстати говоря, видим, кто хотел, уже в Россию приехал, кто не хотел, уже не приедет. Поэтому с точки зрения повышения численности населения, мне кажется, это невыполнимо, и это чисто предвыборный лозунг. Потому что люди у нас в своей массе остро реагируют на то, что население в России уменьшается.

Что касается обещаний по заработной плате, там очень ярко написано, что будет в ближайшие годы доведена до 200% от средней по региону заработная плата преподавателей вузов и врачей. Я бы сказал так. Вообще это возможно, но под это я бы, конечно, попросил расчеты. Кстати, их довольно легко сделать, просто я не успел. Еще один аналогичный пункт. Введение пособия для тех, у кого третий ребенок и более, в регионах, где неблагоприятная демографическая ситуация. Вообще это решение правильное. Дифференциация регионов, где не очень хорошо, и где относительно лучше. Но там написано, что в первое время будет платить в основном федеральный бюджет, а потом постепенно будут переходить на региональный. Под это у меня тоже возникает вопрос. А где для этого взять деньги? Потому что про федеральный бюджет мы уже сказали, который построен совершенно противоположным образом. Потом есть вторая ситуация. Конечно, в ближайшие лет пять России с точки зрения экономики много чего не светит, я бы так сказал. То есть Россия будет жить в очень и очень жестких экономических условиях. В чем, собственно, как мне кажется, суть статьи о социальной политики? Под это должны были быть показаны источники. Я, конечно, не стою на позиции Минфина, но я их понимаю. Я думаю, что сейчас господин Силуанов читает эту статью…

Ворсобин:

– И седеет на глазах.

Гонтмахер:

– И пьет валерьянку. Потому что ему это надо выполнять. Причем там с 1 сентября этого года будет повышение заработной платы преподавателям вузов, как обещал Путин, до средней по региону. А это федеральные деньги.

Антонов:

– Передо мной как картинка стоит прекрасная прошлогодняя история, когда Россия выиграла право на проведение чемпионата мира, и Владимир Путин сказал, что Роман Аркадьевич миллиард долларов на стадион даст. И Роману Аркадьевичу осталось только развести руками.

Гонтмахер:

– Это немножко другая ситуация. Потому что одно дело построить стадион – его можно построить за счет частных денег. А выплатить повышенную заработную плату преподавателям вузов частным образом невозможно, это все-таки деньги государственные. Поэтому я бы сказал так. Сказав «а», надо делать следующий шаг. Вот под это Владимир Владимирович должен, мне кажется, обязательно написать, может быть, следующую статью, которая должна была бы быть посвящена финансам. Знаете старинный анекдот, когда самолет, все готовятся к взлету, и стюардесса объявляет: «На борту нашего самолета находится ресторан, гольф-клуб… А сейчас со всем этим мы попытаемся взлететь». Так вот это примерно то же самое. То есть цели интересные, хорошие, кое-какие не очень реальные, но тем не менее. Так с чем мы взлетать-то будем?

Ворсобин:

– Хочу заметить, что на этом самолете чемпионат мира по футболу, Олимпийские игры в Сочи, военный бюджет, вдруг увеличившийся в несколько раз. Плюс повышение пенсий и т.д.

Антонов:

– Из первых двух перечисленных можно сделать очень неплохую коммерческую штуку и даже на этом заработать. По продаже телеправ, по продаже символики какой-то. Почему другие страны зарабатывают, а мы не можем?

Трояновская:

– Все бы ничего, если бы не прогнозируемый в марте месяце очередной кризис, который грядет.

Гонтмахер:

– Я бы так сказал, 2012 год мы экономически проживем спокойно, судя по всем прогнозам. Хотя бы за счет того, что у нас есть неплохие резервы. У российской экономики есть несколько степеней защиты, слава богу. На 2013-2014 год, по общему признанию, уже намного хуже.

Антонов:

– У меня есть цитата, которая, вполне возможно, даст ответ на эти сомнения, которые сейчас были произнесены Евгением Гонтмахером и Владимиром Ворсобиным. Кусочек с 7-й страницы, я его так назову. «Только за счет средств бюджета и платежей граждан за коммунальные услуги осуществить модернизацию ЖКХ не удастся. Ключом к решению задач модернизации коммунального хозяйства является создание благоприятных условий для привлечения частных инвестиций в эту отрасль». Поменяется ЖКХ на медицину, образование.

Ворсобин:

– Придет частный инвестор в ТСЖ, чтобы переустроить сети и т.д., он коммуналку сделает такой, чтобы окупить вложения.

Трояновская:

– Собственно, что мы сейчас и получаем.

Ворсобин:

– Да. Это не то, что население не будет платить. Население будет платить в два раза больше за свою коммуналку, чтобы эти сети были модернизированы. Все равно будем платить мы.

Гонтмахер:

– Да. Тут есть, между прочим, фраза в начале, что в нашей стране уровень социальных гарантий выше, чем в таких же странах, среднеразвитых, которые имеют более высокую производительность труда. Мы сейчас набрали этих социальных обязательств и социальных расходов на самом деле больше, чем может продуцировать наша экономика. Хотя эти обязательства пока низкие. Понятно, что пенсии небольшие, зарплаты небольшие. Но экономика продуцирует, к сожалению, недостаточно, чтобы даже это поддерживать. И здесь может получиться противоход какой? Что мы сейчас набираем новые обязательства, а экономика не продуцирует под это необходимых средств. Вот это, мне кажется, очень опасная ситуация.

Ворсобин:

– Белорусский опыт, когда перед выборами Лукашенко повысил в 1,5 раза бюджетникам зарплаты, а потом даже само население пожалело о таком поступке Лукашенко уже весной. То есть, есть угроза, о которой нельзя забывать.

Гонтмахер:

– Мне кажется, что об этом надо было в статье написать, но теперь уже поздно, статья уже опубликована. Я бы на месте Путина написал еще одну статью, которая бы это обосновывала и давала варианты, где частные инвестиции, где государственные инвестиции, соединяла это с тем, что он написал в предыдущих статьях. Допустим, про экономику была статья, про инвестиционный климат. Но без развития экономики это все невозможно. 25 миллионов новых рабочих мест, высокопроизводительных, высокооплачиваемых. Идея благородная, я согласен.

Антонов:

– Такая рабочая аристократия.

Гонтмахер:

– Это немножко другое. 25 миллионов это не только рабочие должности, это и должности людей с высшим образованием, которые заканчивают вузы и не знают, куда им идти работать, – экономисты, юристы и прочие. Но как эти 25 миллионов рабочих мест создать, чтобы люди получали высокую зарплату, чтобы они могли эти социальные запросы во многом сами обеспечивать?

Антонов:

– Распределение. Мы как раз говорили об этом сегодня ночью в эфире. Я как раз за это зацепился. Статья была опубликована на сайте «Комсомольской правды», и я спросил у наших слушателей, как сделать так, чтобы люди, заканчивая институты и получая диплом, шли работать по специальности, не пора ли ввести систему распределения? Потому что у нас человек заканчивает медицинский, кладет диплом на полочку и идет работать менеджером в магазин, например.

Ворсобин:

– По-моему, только на Кубе, если я не ошибаюсь, распределение есть. И у нас в Советском Союзе было. Я не помню, чтобы в западных странах была такая система.

Гонтмахер:

– Там, конечно, такого нет. Но тут есть некие промежуточные варианты, которые давно обсуждаются. Ну, например, врачи. У нас вообще реальная нехватка врачей. Заработная плата низкая, и многие из них потом уходят в другую сферу. Если ты учишься на бюджетные деньги, по идее, какие-то обязательства у тебя должны быть. Можно это обсуждать в форме некого договора. Раз ты поступил на бюджетное место, государство на тебя потратило деньги, потом 2-3 года поработай где-то именно в этой сфере, а потом можешь уходить. Можно обсуждать. Но если мы говорим, допустим, о тех же экономистах, юристах, то куда им идти работать? У нас рабочих мест, которые требуют эту специальность, намного меньше, чем их выпускают.

Трояновская:

– Ограничить количество мест.

Антонов:

– Именно поэтому и было сказано в этой статье про аудит в высших учебных заведениях.

Гонтмахер:

– Тут, кстати, с моей точки зрения, правильная постановка вопроса.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ

Евгений Гонтмахер: «Государством надо управлять как можно меньшим личным присутствием»

– Правильно в статье констатируется, что лифты остановились. В каком смысле? В более широком. Ведь что у нас произошло? Очень плохая вещь, когда от того, в какой детский сад пошел ребенок, условно говоря, во многом зависит его дальнейшая судьба. Если в хороший, то пойдет в хорошую школу. Если у родителей есть деньги. У нас же конкуренция кошельков. >>Читать далее<<

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ