Премия Рунета-2020
Курск
-2°
Boom metrics
Победа28 сентября 2023 9:56

Высокий берег Сейма: в преддверии Курской битвы

«Комсомолка» выяснила, как поисковики восстановили имена бойцов, павших в марте 1943 года за курские села Некрасово и Семеново
Как на самом деле изо дня в день гнули Дугу на курской земле, знают сейчас немногие

Как на самом деле изо дня в день гнули Дугу на курской земле, знают сейчас немногие

Фото: Светлана ВОЛКОВА

23 августа 2023 года исполнилось ровно 80 лет со дня Победы на Курской Дуге. Не так давно отгремели торжественные мероприятия в честь легендарной битвы, которая стала переломной не только в Великой Отечественной войне, но и в истории в целом. Однако как на самом деле изо дня в день долгие месяцы гнули Дугу на курской земле в основном вчерашние простые деревенские мужики, знают сейчас не многие.

Историю по крупинкам собирают и хранят родные павших и поисковики, которые долгие десятилетия поднимают из земли вещественные и документальные свидетельства тех непростых событий. Тут ничего не приукрасить и не отполировать..

Заглянуть за горизонт

Игорь Иванов, учитель истории Китаевской школы Медвенского района Курской области, руководитель поискового отряда «Курский фронт», рассказал «Комсомолке» как поднимали из земли, точнее из погреба заброшенного деревенского дома в селе Некрасово Рыльского района Курской области останки на тот момент безымянных бойцов, погибших, неоднократно безуспешно штурмуя в марте 1943 года высокий берег реки Сейм, на котором укрепились оккупанты.

Точка эта — села Семеново и Некрасово — была одним из опорных пунктов для противника, поскольку с крутого берега русского Сейма отлично просматривалось на несколько километров направление на восток. И сейчас вид здесь открывается невероятный — кажется, что можно заглянуть за горизонт. А 80 лет назад на высоком берегу не было даже деревца, только внизу открывалась широкая река, которую и предстояло форсировать вчерашним деревенским мужикам.

Учитель истории Игорь Иванов (слева) возглавляет поисковый отряд "Курский фронт"

Учитель истории Игорь Иванов (слева) возглавляет поисковый отряд "Курский фронт"

Именно ими Красная Армия, а точнее 121-я стрелковая дивизия, пополнялась в ходе своего продвижения с боями за относительно короткий период от Воронежа до Рыльска. Потери были большие, поэтому приходя в курские села, тут же ряды дивизии пополняли местными малообученными военному делу парнями и мужиками.

В свою очередь на той стороне Сейма, в Некрасово и Семеново, стояли немцы, 327-я пехотной дивизии Вермахта, переброшенная в Курскую область зимой 1942-43 года из Франции.

Лазурный берег Франции для зрелых вояк, большинству из них было уже лет по 35-40, сменился русской глубинкой с ее сугробами и морозами. На Восточный фронт их стали перебрасывать в 1942-м, когда немцам стало тяжело продвигаться вглубь СССР.

Задача была поставлена невыполнимая

- До Курска они не доехали, боевое крещение 327-й пехотной дивизии случилось под Колпаково на Реуте. Побили их там очень сильно и остатки перебросили к Рыльску, на высокий берег Сейма, - рассказывает Игорь Иванов. - Советское командование стремилось максимально освободить эту ключевую точку. Первые бои пришлись на начало марта 1943 года. Немцы на тот момент как раз собрали здесь свой костяк и решили по рекам Сейм и Свапа выстраивать линию обороны в направлении Хомутовки Курской области, чтобы подготовиться к летнему сражению.

В течение трех недель марта 1943 года 574-й стрелковый полк Красной Армии пытался захватить хотя бы плацдарм в районе сел Некрасово и Семеново. Несколько раз бойцы форсировали реку Сейм, чтобы ворваться в эти населенные пункты. Первые бои прошли 7 и 8 марта. 10 марта 1943 года 574-й стрелковый полк ворвался в села, но контратаками был выбит.

Подразделения Красной Армии несли здесь серьезные потери, так как задача была поставлена практически невыполнимая — форсировать, форсировать и форсировать Сейм под огнем противника, который тот вел с удобной некрасовской высотки.

Раскопки в селе Некрасово. Фото Игоря Иванова

Раскопки в селе Некрасово. Фото Игоря Иванова

- Там место такое — глубина реки метров шесть-семь, деревьев вокруг не было. Скопиться, к атаке подготовиться, нет возможности, не говоря уже о том, чтобы закрепиться, - рассказывает курянин, поднимавший останки наших бойцов в Некрасово.

Практически весь март 1943 года, вплоть до 24-25 числа в Семеново и Некрасово шли бои. Советские войска, в составе которых было немало местных, курских мужиков, из Щигровского, Золотухинского и других районов области, безуспешно пытались взять высокий берег Сейма. А 28 марта 1943 года вышел приказ - всему фронту стать в оборону. Комдива Бушина отстранили, признав, видимо, некоторые тактические просчеты, а также большие потери в ходе продвижения дивизии.

Сейм в районе Рыльска - неторопливая извилистая река, самая крупная в Курской области

Сейм в районе Рыльска - неторопливая извилистая река, самая крупная в Курской области

Фото: Светлана ВОЛКОВА

Местные жители вспоминают, что весной, когда стал таять лед, река была красной от крови.

Иван, сын русского Ивана

События штурма Семеново и Некрасово куряне передавали еще тогда из уст в уста. Так вести о погибших здесь курянах — где, как и при каких обстоятельства - доходили к ним домой, в деревенскую хату, быстрее, чем официальные извещения. А родные передавали эту информацию из поколения к поколению. Поисковикам же только в 21 веке предстояло ее фактически подтвердить.

Многие из погибших здесь бойцов были уже зрелыми семейными мужиками. Так сиротели семьи, а по лавкам в голодной и босой курской деревне оставались мал-мала-меньше.

Один из таких бойцов, павших при штурме Некрасово, — уроженец села Кривцово Щигровского района Курской области младший сержант Волков Иван Харлампович. В 1943-м ему было 36 лет. В деревне остались четверо его детей: старший 11-летний Иван и еще трое за ним — Коля, Витя и Катя.

Первая жена Ивана Харламповича Ефросинья, мать Ивана, умерла еще в начале 30-х годов от голода. Так сын младшего сержанта Волкова, Ваня, 11-и лет от роду остался сиротой, воспитывали его бабушка и дедушка.

После войны он отслужил в армии. Иван едва сам не стал военным, всю жизнь считая, что именно армия дала ему путевку в жизнь и многому научила — дисциплине и профессиональным навыкам.

Молодой паренек Иван Волков выбрал почетный путь рабочего, в совершенстве освоив профессию электрика шестого разряда и более 45 лет, вплоть до конца своих дней, до декабря 2000 года, трудился на Курском электроаппаратном заводе. Не раз портрет молодого рабочего Волкова Ивана Ивановича висел на Доске почета. Он был удостоен различных грамот и поощрений за трудовые успехи и рацпредложения, медали «Ветеран труда» и звания труженик тыла за работу ребенком в тылу в годы Великой Отечественной войны.

До конца своих дней Иван Иванович вспоминал, как бабушка в детстве сажала его на печку, вручив внуку кружку парного молока и ломоть хлеба — самое драгоценное, чем можно было разжиться в трудное военное и послевоенное время.

В поисках деда

Искать своего погибшего деда в Некрасово в 2000-х приехал и Алексей Сотников, начальник курского поискового клуба «Курган». Именно он, побывав в Некрасово, рассказал товарищам-поисковикам, что во дворе одного из заброшенных домов есть братская могила. А точнее погреб, в который по рассказам местных жителей весной 1943-его сбросили погибших при форсировании Сейма. Алексей Васильевич был уверен, что среди них есть и его дед.

Командир поискового отряда "Курган" Алексей Сотников считает, что в братской могиле в Некрасово был и его дед

Командир поискового отряда "Курган" Алексей Сотников считает, что в братской могиле в Некрасово был и его дед

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

- Ориентир - там собака была напротив привязана, - вспоминает поисковик Игорь Иванов. - Мы приехали на место втроем, в том числе Алексей Васильевич. Был июнь-начало июля, вокруг огромный бурьян — металлоискателем трудно было что-то обнаружить. Но я «набил», там был такой небольшой входик. Довольно глубоко лежали останки. Это был глубокий погреб, из которого часть захоронения в 60-е годы уже была перенесена поисковиками. Несколько слоев было оттуда взято. В селе стоял уже памятник погибшим, но имена там были не все. Дно погреба — водоупорная глина, и даже когда мы работали, нижний слой местами не разложился. А в 60-е взяли верхний, который было можно. Нам предстояло поднять остальное.

Этим же летом курские поисковики приехали сюда уже большой командой, среди них были и школьники, ученики седьмого-девятого классов Китаевской школы Медвенского района Курской области.

Ребята разбили прямо рядом с местом раскопок палатку, в которой и жили несколько дней, пока шли работы.

- Вода в полостях все равно стояла — прямо на дне и чуть выше. Делали углубление с края, чтобы вода сошла и можно было дальше работать, - рассказывает Игорь Иванов. - В общей сложности мы подняли 46 человек. Изначально, видимо, погреб был набит людьми битком.

У линии обороны есть нейтральная полоса и ночью немцы заставляли местных жителей делать санитарную очистку — собирать трупы. В целом это мартовские убитые, тела их были собраны перед половодьем. Это второй дом слева в Некрасово, перед ним — низинка. Было видно, что они здесь, вокруг их собирали. Советские бойцы пытались пробиваться в двух соседних селах — Семеново и Некрасово. В самом Семеново была тоже такая братская могила.

Красноармейская книжка и «Красная Звезда»

В самом захоронении толком почти ничего из предметов, которые бы помогли опознать убитых, не было. Поисковики нашли, например, ложку, на которой с двух сторон была надпись неразборчиво — чья-то фамилия. Скорее всего, кто-то из солдат взял ее из дома и нацарапал свою фамилию.

- Я уверен, что даже не все, кто здесь погиб, могли быть в списках. То есть боец, которого только что забрали и в первом же бою положили, мог быть из соседнего села. А в списках его нет. Бывало так.

Уточнить подробности событий, которые происходили в Некрасово в марте 1943-его помогла найденная в погребе красноармейская книжка.

- Она была в ужасном состоянии, такой ком слипшейся бумаги, - вспоминает руководитель поискового отряда. - Мы сразу отправили ее в Москву на экспертизу. Там есть классный центр — «Поисковый медальон», который возглавляет Фетисов Андрей Иванович. Со всей России ему сейчас везут медальоны, красноармейские книжки. Они делают чудеса, такие вещи вытягивают! Вот они нам ее развернули и прочитали — Нечаев Михаил Иванович, мобилизованный из села Иванино Курчатовского района Курской области. Его внуки приезжали на перезахоронение. Это единственный из 46, которого поисковики определили по найденным здесь свидетельствам.

Дальше была женщина, потому что был найден женский гребешок. Местные жители рассказывали, что фашисты ее расстреляли прямо на дороге в селе, а труп позднее сбросили в погреб вместе с красноармейцами. Была еще винтовка Мосина, в очень плохом состоянии.

Кто-то был в ботинках, у кого-то при себе были личные вещи, например, фотографии, мундштук, гирька, армейские ремни. Но в основном все более-менее ценное и в том числе обмундирование, видимо, забрали перед тем, как сбросить погибших в погреб. Как показатель — касок здесь вообще не нашли.

Одна из самых удачных находок поисковиков была обнаружена в кармане у одного из бойцов. Это экземпляр газеты «Красная Звезда» от 9 марта 1943 года с поздравлением Иосифа Сталина. Так удалось определить дату событий — те самые кровопролитные атаки за Некрасово, которые происходили после 9 марта 1943 года.

«В этой местности явно больше пало»

А через красноармейскую книжку курянина Михаила Нечаева поисковики восстановили поименные списки погибших. Работа была поведена колоссальная.

Уточнить подробности событий, которые происходили в Некрасово в марте 1943-его помогла найденная в погребе красноармейская книжка

Уточнить подробности событий, которые происходили в Некрасово в марте 1943-его помогла найденная в погребе красноармейская книжка

- Потом я ездил в ЦАМО (Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации), и смотрел там информацию по 574-у полку, оперсводки и журнал дивизии. По списку потерь восстановили имена погибших. Но в этой местности явно больше пало, - уверен Игорь Иванов. - Мы подняли лишь часть тех, кто сражался за Некрасово, восстановили имена всех бойцов 121-й дивизии, погибших в мартовских боях на участке Семеново, Некрасово, Волобуево и Тимонино Рыльского района Курской области. Но в первую очередь это Семеново и Некрасово. Это самое страшное место, где на наиболее большой прорыв пошли советские войска. Имена, которые нанесены на памятнике, установленном в Некрасово, - это стопроцентно имена погибших на этом участке.

Кстати, крутой берег над Сеймом, который в марте 1943 года в ходе кровопролитных боев штурмовали советские войска, так и остался неприступным. Семеново и Некрасово освободили только в конце августа 1943 года. В самом конце лета 1943 года 574-й полк прорвал немецкую оборону. Зайдя с другой стороны, немцам дали по зубам, и почти без боя Некрасово и Семеново были освобождены.

Руководитель поискового отряда Игорь Иванов говорит, что история сражений за Семеново и Некрасово хранит еще много тайн и нераскрытых деталей. Мечта Игоря — получить доступ к немецким документам той поры, что могло бы пролить свет на многие факты здешних событий.