Общество22 апреля 2021 16:59

Курский "ликвидатор" рассказал о событиях, показанных в фильме «Чернобыль»

Николай Чебышев в 1986-м консультировал, как откачать воду из-под главного корпуса ЧАЭС
Картину снимали на курской АЭС

Картину снимали на курской АЭС

Фото: из открытых источников

Как известно, недавно вышедший на экраны фильм Данилы Козловского "Чернобыль" снимали на Курской АЭС - станции практически идентичны внешне, так как построены были по одному проекту. Режиссеру с трудом удалось добиться разрешения на съемки. Сложно судить, насколько близки к реальности события, показанные в фильме .но картина получилась впечатляющей.

А накануне годовщины аварии на Чернобыльской АЭС своими воспоминаниями поделился курянин-ликвидатор Николай Чебышев, который спустя несколько дней после ЧП был направлен на объект.

ЧАЭС строили по тому же проекту, что и Курскую станцию

Начальник пожарной части КАЭС Чебышев прибыл в Чернобыль в качестве ликвидатора в мае 1986 года.

Николай Чебышев в 1986-м работал начальником пожарной части Курской АЭС

Фото: Светлана ВОЛКОВА

- ЧАЭС строили по тому же проекту, что и Курскую АЭС. Поэтому после аварии на станции, а точнее 2 мая 1986 года меня направили в командировку на ЧАЭС как ликвидатора. Прибыл в Киев и сразу отправился к начальнику главного управления пожарной охраны. Помню, побеседовали с ним часа полтора-час, он мне объяснил, что весь личный состав, который принимал участие в тушении пожара, уже умер. А остальные пожарные, побывавшие там, умрут в течение полумесяца, поскольку переоблучены. Мне дали машину и отправили в Чернобыль.

Надо понимать, что АЭС – очень горюче-опасный объект. Когда я прибыл на станцию, поставили задачу провести разведку – выяснить, в каком состоянии находится помещение. Уже на АЭС замглавного инженера мне четко сказал: «У меня людей нет. Все крайне измотаны. Есть желание пойти одному, пожалуйста».

Понятия не имели, что такое радиация

Сутки я бегал по главному корпусу, проводил разведку – в каком состоянии оборудование, маслопроводы, маслобаки, и где можно что ожидать. На второй день, поскольку опасались, что реактор мог прогореть, надо было срочно откачать воду из-под главного корпуса.

Так как у наших станций один проект, я порекомендовал выход из положения. Мне дали личный состав пожарных, две машины и загнали на третьем блоке в транспортный коридор. Нужно было откачать воду. Радиационная обстановка была такова, что на все отводилось каких-то две-три минуты. Я убежал дальше по своим делам. А спустя два часа пришел посмотреть, как техника работает. Воду откачивали и в спецканализацию сбрасывали. Смотрю, ребята стоят и спокойно курят. На улице прекрасная погода - +25 градусов. Они понятия не имеют, что такое радиация, тела у них уже коричневые. Я понял, что дело плохо, выгнал их оттуда. А через три недели узнал, что все они умерли от облучения.

Я собрал все необходимые данные. После этого директору ЧАЭС Виктору Брюханову мне нужно было вручить предписание. Он на тот момент жил в пионерском лагере. Полчаса он мне уделил времени, подписал бумагу, не читая, понимая, что это формальность.

Вот так в общей сложности на ЧАЭС я провел около восьми суток. Ситуация была крайне тяжелая. По возвращению в Киев мне помогли, организовали место в самолете из Киева в Курск. Меня провели, посадили и сказали даже под пистолетом не выходить. Через час 15 минут я прибыл в Курск, где меня встречали.

«Не переживай, ты будешь жить»

Хочу сказать, что любая АЭС - объект очень пожароопасный и сложный. В каждом энергоблоке около двух с половиной тысяч помещений, они в основном глухие. И если человек не ориентируется, то просто там погибнет. Есть помещения не обслуживаемые или полуобслуживаемые.

Когда вернулся домой, позвонил директору КАЭС Владимиру Гусарову. Он собрал на совещание весь партактив, власти города и области приехали. Замдиректора по науке Том Петрович Николаев затем отвел меня в сторону и пригласил в свой кабинет. Выпили с ним по рюмке коньяку. Говорит: «Расскажи еще раз, что ты там видел». Когда я рассказал все, он спрашивает: «Сколько ты взял там рентген?» Я сказал, а он отвечает: «Не переживай, ты будешь жить. Я взял 400 рентген». С ним каждый год в Москве работали лучшие специалисты. И на этом он докторскую диссертацию защищал. Это великий человек, который предотвратил «чернобыльский эксперимент» на Курской АЭС.