2018-08-10T15:50:58+03:00

Мама погибшего на АПРК «Курск» матроса Димы Старосельцева: «Время не лечит»

Валентина Сергеевна призналась, что год от года вспоминать о трагедии все сложнее

Валентина Старосельцева.

Изменить размер текста:

Мы встретились с мамой Димы Старосельцева, одного из матросов затонувшей 18 лет назад АПРК «Курск». 20-летний курянин прослужил на флоте меньше двух месяцев..

АПРК "Курск" навсегда оставила свой след в этом доме Фото: Светлана ВОЛКОВА

АПРК "Курск" навсегда оставила свой след в этом домеФото: Светлана ВОЛКОВА

Дмитрий ушел в армию в 1999 году. В разгаре была вторая чеченская кампания. Мама Валентина Сергеевна боялась, что пошлют на Кавказ. Поэтому шанс попасть на службу на АПРК казался хорошей возможностью уберечь сына.

Считали большой удачей, что сын не попал в Чечню

- Я знала почти половину офицеров и мичманов с подлодки. Мы с ними познакомились, когда отдыхали с Димой в местном санатории имени Черняховского. Помню, взяла путевку на 12 дней и там мы встретились с ребятами из экипажа - Кузнецовым Виктором, Женей Горбуновым и другими.

Валентина Сергеевна решила поинтересоваться у новых знакомых:

- Дима будет призываться после техникума, как попасть на подлодку?

Попасть на службу на АПРК было непросто – там требовались матросы со специально-техническим образованием. Но Диме ответили: «Приходи, нам нужны грамотные ребята».

Мать матроса бережно хранит последние фото с сыночком Фото: Светлана ВОЛКОВА

Мать матроса бережно хранит последние фото с сыночкомФото: Светлана ВОЛКОВА

Между тем, у Старосельцева был выбор. Спортсмен-лыжник, выступал за Курскую область, за техникум, и военком его отговаривал: «Дим, давай в «кремлевку» тебя отправим. Почему ты идешь на лодку?» Родители тоже понимали, что это и тяжело, и ответственно, и опасно. Но после знакомства с офицерами с «Курска» решение было принято окончательно. Тем более, что до этого на АПРК служил одноклассник Старосельцева. Парень очень остался доволен службой – отношение к матросам прекрасное, никакой дедовщины, писал он домой.

- Только офицеры сказали, пусть побольше возьмет варежек, и вы ему присылайте. Я говорю: «Для чего?» «Снег очищать с лодки». Еще один говорил: «У меня растет сын, и мысли другой нет, только на «Курск» служить!». Моряки, летчики – это фанаты, они себя полностью отдают этому делу, у них служба на первом месте, - вспоминает мать матроса.

Женщина прекрасно помнит, когда сын уходил служить. 19 ноября 1999 года. Снег, морозно. Повестка пришла, но дату все время сдвигали:

- Утром Дима пошел в военкомат. Думали, что его уже не отпустят, покушать туда ему отнесли. Но он день там пробыл, вечером пришел домой, поужинали. Он лег на диван и говорит: «Мам, я устал, я хочу поспать». Отвернулся к стенке, чувствую, что сам не свой. Понятно его состояние – из дома уходит, тем более, что мы всегда и везде были вместе. А утром его проводила бабушка. Вечером уже пошли на московский поезд наши ребята, там сфотографировались, батюшка их порводил.

Два матроса-курянина подружились в учебке и вместе оказались на дне Баренцева моря

Так получилось, что на призывном пункте он познакомился с курянином Алексеем Некрасовым, который тоже оказался на АПРК. Дружба с тех пор связала их крепко-накрепко. Хотя Дима и Леша познакомились только в военкомате, они были очень похожи друг на друга, как будто их воспитывала одна мама. В учебке они тоже были вместе в Северодвинске. Товарищи как будто друг друга дополняли.

- Мой сын должен был быть в пятом отсеке, обслуживать реактор. Как он мне говорил: «Я может быть там, мама, нахватаюсь «зайчиков», имея ввиду, конечно же, дозу радиации. На момент гибели АПРК Дима оказался в четвертом отсеке, а его товарищ Алексей Некрасов - в девятом. Лешке чуть побольше пришлось пострадать, Диме поменьше.

До трагедии Дима пробыл в армии всего девять месяцев. Большую часть – в «учебке» в Северодвинске, и всего два месяца на подлодке.

- С каждым годом все тяжелее вспоминать эту трагедия. Время не лечит. Просто нужно научиться жить по-другому и принять это все. Но выхода нет – надо жить, - говорит Валентина Сергеевна. - А так все сложнее, вот подходит 12-е, и я уже сегодня ночь не спала.. и думаю, хотя бы быстрее прошла эта дата. Если раньше я думала, встретимся с родственниками, поддержать друг друга надо, поговорить, то сейчас абсолютно нет такого желания, у каждого свои проблемы.

Мама матроса все еще поддерживает связь с техникумом, где учился Дима, там есть музей АПРК «Курск». Правда, общение происходит уже не так активно, как раньше. Практически сразу же после гибели АПРК там был организован первый в городе музей подводникам и все родственники погибших моряков принимали участие в этом – помогали материально, организовывали встречи.

- Весной я пришла к ним, забрала гитару Димы. Мне захотелось, чтобы она была у нас дома, - рассказывает Валентина Старосельцева. - Дима любил играть на гитаре, как все мальчишки в то время. Я ему подарила ее, когда сыну было 14 лет, как Дед Мороз под елочку положила.

Сначала гитара Димы стояла в доме на видном месте, потом пришлось в сторонку ее убрать - Валентина Сергеевна не могла на инструмент спокойно смотреть. Но в дом приходят знакомые, берут гитару моряка, играют, и на душе у матери становится хорошо, тепло и уютно. Всплывают воспоминания - когда женщина приезжала в Северодвинск, подводники ей рассказывали, что Дима иногда брал гитару и играл.

После смерти Димы семья потеряла один из другим сразу несколько человек

В 18-ю кадетскую школу Валентина Сергеевна отдала с радостью Димину шинель:

- Я прихожу туда как к близким людям. И на первое сентября, и на выпускные, они меня приглашают, и я с удовольствием поддерживаю с ними связь, потому что вижу результаты работы – у нас уже 54 действующих офицера, которые на кораблях плавают из числа выпускников этого учебного заведения. А для меня это глоток воздуха, который можно вдохнуть и продолжать жить.

Мама матроса рассказывает, что Дима очень серьезно относился к православию, любил ходить в храм. И родители удивлялись, откуда это. В шесть лет мальчик пришел с мамой впервые на пасхальную всенощную. С тех пор это продолжалось, Дима с удовольствием посещал в храм и обязательно носил крестик. Валентина Сергеевна еще в детстве купила сыну хороший серебряный крестик на цепочке для дома. А в армию приобрели в церкви по-проще, обычный на веревочке.

Дима искренне верил в Бога с малых лет. И теперь дома его портрет в окружении икон Фото: Светлана ВОЛКОВА

Дима искренне верил в Бога с малых лет. И теперь дома его портрет в окружении иконФото: Светлана ВОЛКОВА

- После того, как я опознала тело сына и здесь в Курске мы их уже захоронили, мне отдали все, что было у него в кармане - вот этот самый крестик, авторучку, 10 рублей денег, военный билет. Все эти вещи, которые были с ним на подлодке, в конверте в военкомате мне и передали, - вспоминает женщина.

В музей железнодорожного техникума, в котором учился Дмитрий, мама отдала военный билет сына, а также его железнодорожную форму, фотографии.

- Валентина Сергеевна, были какие-то нехорошие предчувствия перед гибелью АПРК?

Вспоминать трагедию в Баренцевом море родным подводников с каждым годом труднее. Но память хранит все Фото: Светлана ВОЛКОВА

Вспоминать трагедию в Баренцевом море родным подводников с каждым годом труднее. Но память хранит всеФото: Светлана ВОЛКОВА

- Мне снился какой-то сон, но он стерся. Сейчас я вообще не придаю значение снам. Конечно, была тревога, ведь это армия. Но я была спокойна, что он не попал в Чеченю, считала, что все хорошо сложилось... Значит, так Господь распорядился, так ему надо….

После смерти сына буквально за несколько лет семья Старосельцевых потеряла сразу несколько человек. Один за другим уходили родные – муж Валентины Сергеевны, родители…

- Каждый год мы хоронили по одному-два близких человека, - говорит мама Димы.

Сейчас женщина живет с дочерью Инной и ее мужем Юрием. Они ее опора.

Продолжение о судьбах семей моряков АПРК "Курск" на нашем сайте следует

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также