2018-04-19T14:23:17+03:00

Хелависа: Мы, наконец, достигли того звучания, которого я хотела добиться все эти годы

Фолк-рок группа «Мельница» приехала в Курск с новой программой
Концерт прошел с аншлагомКонцерт прошел с аншлагом
Изменить размер текста:

В минувшую субботу в концертном зале «МегаГРИННа» состоялся концерт знаменитой российской фолк-рок группы «Мельница». Музыканты представили на суд зрителей свою новую программу «Альхимейра» - масштабную сагу о любви и свободе. Перед концертом корреспондент «КП» побеседовала с «космической» солисткой группы – Хелависой.

Неземная девушка с синими волосами смотрела на меня большими зелеными глазами. «Прилетела из другой вселенной», - подумалось сразу. Обладательница столь неординарной внешности оказалась приятной собеседницей, Хелависа охотно рассказала о своем творчестве и поделилась планами на будущее.

— Что такое «Альхимейра»?

— В «Альхимейру» мы включили весь материал из альбомов «Алхимия» и «Химера». Изначально мы и думали о выпуске двойного альбома, потом из соображений логистики разбили на два. В итоге нам удалось все это объединить.

— Хелависа, говорят, вы как-то интересно сочиняете свои песни, и как-то рассказывали, что похожи чем-то на Маяковского?

— Да, я поступаю примерно так же, как и Маяковский. Постоянно записываю мысли, которые меня посещают, обрывки фраз. Раньше делала это на каких-то бумажках, а теперь на айфоне. Потом могу их использовать или не использовать в написании песен.

— У Вас в песнях нет нецензурной лексики, возможно ли такое, что она появится?

— Навряд ли, но зарекаться не буду. В обычной жизни я достаточно умело общаюсь с помощью нецензурной лексики.

— Какое для вашего творчества самое продуктивное время года?

— Зима, люблю зиму, когда заканчивается осень и ложится снег, у меня заканчивается сезонная депрессия, в голове открываются каналы и сразу хочется что-то делать. Именно поэтому у меня очень много песен, написанных зимой и ранней весной.

— Какие музыкальные инструменты Вам доступны?

— Я играю на арфе, но могу играть на гитаре, фоно, я ими пользуюсь, когда сочиняю музыку. Дома есть рабочие клавиши, есть гитара. На концертах в определенных песнях я играю на кастаньетах.

— Вы много путешествуете?

— По работе много и по семейным обстоятельствам. И у меня есть такой принцип: в любой непонятной ситуации лети в Грузию. То есть когда ситуация становится совсем непонятной, когда реально нужно выйти из депрессии, и что-то поменять, я беру билет и улетаю дня на четыре в Тбилиси к друзьям. Как правило, мне это помогает.

— А чем лечит Грузия?

— Это моя любимая страна, меня с ней очень много связывает, у меня там много друзей и мне там легко.

— А в Грузии у вас бывают выступления?

— Нет, но если бы я могла ездить туда по работе, то с удовольствием.

— Вдохновляет Вас Грузия? Рождаются новые идеи, песни?

— Конечно, вот песни «Господин горных дорог», «Ушба», «Поверь» – это все грузинские песни, все оттуда. Это все Кавказ.

— Почему Вас не видно на ТВ? И хотели бы Вы принять участие в каком-нибудь популярном проекте на Первом канале?

— Честно говоря, я не конкурсный человек, у меня нет соревновательного духа. Но я бы сходила с удовольствием на «Достояние Республики». Это была бы очень интересная работа. Ну и у Урганта только ленивый не играл.

— Сейчас звучание «Мельницы» изменилось?

— Мы, наконец, достигли того звучания, которое я хотела добиться все эти годы. «Мельница» начала играть нормальный рок. И не вразнобой. Нам всегда хотелось добиться, чтобы команда звучала как сработанный часовой механизм. Чтобы создавался так называемый плотняк, плотный звук. Не тяжелый, не супергромкий, а именно плотный по саунду. Чтобы все звуковые дорожки были втиснуты друг в друга, чтобы создавалась единая музыкальная вертикаль. У нас это получилось.

— Ваша публика это кто?

— Наша публика очень пестрая. Особенно сейчас, когда подросло первое поколение поклонников «Мельницы», которое еще в институтах на нас ходили. Они уже взрослые серьезные люди, у них уже дети, которые тоже выросли на наших песнях. Публика неизменно интеллигентная, гопников у нас нет. И к нам не ходят поклонники тяжелой музыки. То есть у нас народ интеллигентно танцует в проходах.

— А какая публика больше для вас интересна – эмоциональная, которая танцует на концертах или более сдержанная?

— Мне очень нравятся площадки-трансформеры, залы, где у людей есть возможность и посидеть на креслах, и потанцевать на танцполле.

— У Вас был такой момент в творчестве, когда вдруг показалось, что вы достигли максимума и еще чего-то лучшее сделать невозможно?

— Когда ты завершил большую работу, всегда есть определенный страх, что после этого отрубит связь с космосом, и ты просто больше вообще ничего не сможешь сделать. В таких случаях главное соблюсти определенную интуицию времени. И не кидаться в новую работу тут же, потому что существует опасность войти в туже реку и начать писать в том же ключе. Надо дать себе чуть-чуть времени, чтобы выдохнуть и отжениться от прошлого материала. Но с другой стороны и затягивать эту паузу нельзя. Потому что тогда действительно может наступить стагнация.

— Есть ли у Вас творческие мечты?

— Нет у меня мечт, у меня есть только планы. В слове мечта есть что-то несбыточное, а когда у тебя есть план, то ты уже четко ему следуешь. Сейчас у нас с Сергеем Вишняковым вышел дуэтный альбом «Люцифераза». Мы сделали достаточно плотный, но при этом прозрачный саунд. Ценность этой работы в том, что над альбомом трудились всего два человека. Мы только вдвоем сделали полновесные аранжировки. Там очень много электронщины, нет ни одного живого барабана, масса электронных стрингов, электронных труб, лупы всякие и так далее. Но при этом там живая гитара, живая арфа и два вокала. Мне кажется, у нас получилось хорошо.

— А как вы пишите, когда есть какие-то сроки, в которые вам надо выдавать новые песни, альбомы?

— Придумываем определенную концепцию, определенную вселенную и дальше пишем буквально спина к спине. Так мы работали над «Алхимией», так мы работали над «Химерой». Так мы работали сейчас над «Люциферазой». В какой-то момент песни начинают сами друг за другом тянуться.

— Сейчас уже есть мысли о новой пластинке?

— Нам нужно доделать некоторую работу на «Люциферазой»: выпустить дорогое издание с буклетом, осенью - винил, и где-то к Новому году - цифровое де люкс издание. Уже после этого начнем собирать следующий мельничный релиз. Думаем сделать видеолайф полуакутсический, есть у нас такая идея собрать некоторое количество мельничных песен, которые именно хорошо звучат, и сделать нарезку для нашего канала, красиво снятых.

— Куда вы после Курска?

— Курском завершается тур «Альхимейра» на этот сезон. Мы возвращаемся в Москву. Но осенью мы, возможно, вернемся с этой программой в те города, в которых еще не были в этом сезоне. Дальше уже начнем работать над концертной программой к 20-летнему юбилею «Мельницы». А с мая у нас стартует тур-презентация пластинки «Люцифераза». Мы начинаем с Питера, потом даем два концерта в Москве, дальше уезжаем в Нижний Новгород, а оттуда в Сибирь. Жизнь на колесах продолжается.

Концерт прошел с аншлагом. Полный зал зрителей, все в восторге. Новое звучание «Мельницы», о котором рассказывала Хелависа, покорило курскую публику. Будем с нетерпением ждать следующих гастролей!

ФОТО: Сергей Долгополов

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: