Ветеран Нинель Докторова: «В войне мы еще раз доказали – нашим женщинам все по плечу!»

Участница Великой Отечественной войны рассказала корреспонденту «КП» о работе в пору лихолетья советской радиоразведки, об освобождении Варшавы и взятии Берлина.
Поделиться:
Комментарии: comments2
Фото: Анна КОЛГАНОВА
Изменить размер текста:

Бойцы невидимого фронта

Будучи школьницей, Нинель, как и все 16-летние девушки, часто мечтала и строила различные планы на будущее. Но, увы, ее замыслам не суждено было сбыться. Не успела Нинель закончить девятый класс, как началась война. Их семья эвакуировалась в Татарию, где девушка стала работать воспитателем в детском доме. А отметив 18-летие, добровольно отправилась на фронт в Подмосковье. Вскоре оттуда ее перевели в Нижний Новгород в спецрадиошколу особого назначения.

Летом 1943 года Нинель прибыла на фронт в радиодивизион ОСНАЗ, где занималась радиоперехватом на Центральном фронте, который позже переименовали в 1-ый Белорусский.

- В своей квалификации радисты должны были быть экстра-классами. Немцы отлично выполняли свою работу, а мы – еще лучше. Советский радист обязан был перехватить передаваемую ими информацию, определить ее важность, записать данные вражеского радиста и передать в оперативный отдел, который занимался расшифровкой, - рассказывает Нинель Иосифовна.

.Благодаря отличной работе радиодивизиона ОСНАЗ были своевременно обнаружены крупные группировки танковых подразделений перед 1-м Белорусским фронтом, что позволило укрепить наступление на Курской дуге. А летом 1944 года разведке стало известно об испытаниях королевских танков на Сандомирском плацдарме на западном берегу Вислы. Предупрежденные разведкой, их достойно встретили наши Т-34. Фашисты бежали, бросив свои «тигры».

За эту операцию Нинель Иосифовна получила нагрудный знак «Отличный разведчик», а радиодивизион награжден орденом Александра Невского.

И штопать, и готовить научилась на войне

Будучи самой младшей дочкой в семье, Нинель никогда не выполняла тяжелой физической работы. Но на фронте все равны. Сказано – значит надо делать. Многому 18-летняя девушка научилась именно на войне.

- Как-то раз отправили нас с мангруппой, которая состояла из нескольких десятков человек, в разведку под Варшаву. Повар в дивизии был только один, поэтому нам его не дали, пришлось девчонкам по очереди заниматься стряпней, - вспоминает ветеран Великой Отечественной войны. - Вскоре настал и мой черед варить кашу. Я насыпала крупы, налила воды. Снизу каша горит, сверху - сырая! Я ее мешаю, ничего не получается. В итоге всю мангруппу оставила голодной. Как я плакала! Никто меня не ругал, никто абсолютно мне не сказал ни единого слова. Только старшина погладил по голове и пробормотал: «Ладно, дочь, не плачь! Ты хороший разведчик, а кашу варить научишься». И тогда я дала себе слово, что всегда буду учиться готовить.

Перед штурмом Варшавы с Нинель Иосифовной произошла еще одна забавная история. Всю дорогу бок о бок они шли с 1-ой гвардейской танковой дивизией. Вот как-то раз в лесочке Нинель услышала дикую брань, ну и решила поставить на место матерщинника.

- Вышла из под елки, смотрю - человек в черном плаще стоит с рупором в руках орет, что есть силы. Да такие словечки выбирал, что уши заворачивались. А я ему и говорю: «Ты чего орешь?». Он обалдел, рупор опустил и спрашивает: «Ты кто такая?». Я отвечаю: «Младший сержант». А мужчина мне на это: «Вижу. Ты откуда такая взялась?». Я не стала называть своего имени, а лишь еще раз повторила: «Ты нам мешаешь работать! Понимаешь или нет? Чего орешь? Перестань ругаться!». После чего развернулась и ушла. Сейчас эту историю Нинель Докторова вспоминает со смехом, а в то время, когда узнала, кому замечание сделала, чуть от страха не умерла.

- Через несколько дней неожиданно пришел к нам командир дивизиона. А я как раз была старшей смены, и по военному уставу должна была перед ним отчитаться. Начала я ему рапорт отдавать, - продолжает Нинель Иосифовна, - а он меня перебивает и говорит: «Как это ты мне майору в присутствии генерала докладываешь?» И тут выходит тот самый мужчина, которому я замечание сделала. Оказалось, что это был Михаил Ефимович Катуков командующий 1-ой гвардейской танковой дивизией. Я как его увидела, так и обомлела. С меня потом все ребята смеялись. Через пару минут очухалась и извинилась. А он только улыбнулся в ответ. Думала – не избежать мне наказания, но, к счастью, все обошлось.

Все, что накипело в душе, «изливали» на стены Рейхстага

Кто прошел войну, тому уже ничего не страшно, выживет в любых условиях. Нинель Иосифовна вспоминает, как жажду утоляли болотной водой – процеживали через марлю и пили. А под грохот канонады настолько привыкли засыпать, что в тишине и глаз уже не могли сомкнуть. Один из страшных боев в ее памяти произошел в марте 1945 года. Сражались за Кюстрин.

- Горело все – и небо и земля, немцы дрались отчаянно, радисты у них были классные, но наши девчонки работали лучше – готовились к штурму Берлина, - вспоминает Нинель Докторова.

30 апреля их дивизион вместе с 1-ой гвардейской танковой дивизией подошел уже к Карлхорсту. 2 мая Берлин сложил оружие. А через пару дней радиоразведчицы поехали в центр города. Уж очень хотелось им на Рейхстаг посмотреть, где уже водрузили советский флаг.

- Весь Берлин был в пуху. А знаете почему? Оказывается, немцы укрывались не одеялами, а перинами. И наши солдаты-пехотинцы, как только вошли в город, все перины испороли своими штыками, - продолжает ветеран. – А сколько же надписей было на Берлинской стене. Углем, карандашом, краской масляной, что было под рукой, тем и рисовали. Все считали своим долгом оставить автограф и надписи всякие – писали все, что накипело на душе. Вот такой вот своеобразный народный фольклор!

Готовилась к встрече со Сталиным – отбеливала гимнастерку

Домой вернуться сразу не удалось. Из Берлина их переместили в район Посдама. Там готовились к встрече на конференции со Сталиным.

- Я так радовалась, что увижу своего кумира. Задолго до этого события начала готовиться к встрече, хотелось выглядеть нарядной – три дня гимнастерку стирала, все время на кухню за кипятком бегала. Хотела, чтобы она стала белоснежной. Я, конечно, добилась результата, вот только в казарме нас заперли на две недели. Так и не удалось увидеть Сталина, - сокрушается Нинель Докторова.

После конференции их дивизион решено было отправить на войну с Японией. Но ехать туда никто не хотел, все уже устали и спешили домой.

- Какими же горючими слезами я тогда обливалась. Но плакала не оттого, что по родному дому соскучилась, а хотела в школу пойти в 10-й класс и стремилась к сентябрю вернуться на Родину.

Но их оставили готовить себе замену – обучать молодых лейтенантов из училищ. Только в ноябре 1945 года Нинель Иосифовна приехала домой. В школу пошла на следующий год, получив заветный аттестат, поступила в радиотехнический институт в Ленинграде. Но находился он от ее дома далеко, и добираться на учебу было проблематично – метро в то время еще не построили. Пришлось после первого семестра перевестись в электротехнический институт железнодорожного транспорта. Проучившись там два года, Нинель Иосифовна поняла, что хочет быть юристом и подала документы на первый курс юрфака.

В 1950 году Нинель Иосифовна вышла замуж, родила двоих сыновей. Муж был военным – пришлось с ним помотаться по стране. Около 50 лет назад его направили в Курск, так здесь и остались. 26 лет Нинель Иосифовна проработала юристом и начальником отдела кадров на Курской биофабрике, получила награду «Ветеран труда». А уж военными медалями у нее вся грудь увешана!

Перед Сталиным хотела выглядеть нарядной - три дня гимнастерку стирала

Перед Сталиным хотела выглядеть нарядной - три дня гимнастерку стирала

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «70 лет Великой Победе»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных