Интересное

Как тысячи ижемских, ненецких, саамских и мансийских оленеводов героически защищали северные рубежи Родины

Карельский фронт стал единственным участком границы СССР, который не смогли перейти фашистские захватчики
Артур АРТЕЕВ
Уникальные подразделения ижемцев и ненцев помогли победить в войне

Уникальные подразделения ижемцев и ненцев помогли победить в войне

В годы Великой Отечественной войны по обе стороны заполярного участка Карельского фронта в боях участвовали оленно-лыжные батальоны. Защищать северные рубежи Родины отправились тысячи ижемских, ненецких, саамских и мансийских оленеводов. Карельский фронт, где они воевали, стал единственным участком границы СССР, который не смогли перейти фашистские захватчики. Уникальные подразделения ижемцев и ненцев помогли победить в войне.

Олени, на фронт!

Первые уникальные подразделения оленеводов начали формироваться в конце 1941 года, после того как Иосиф Сталин подписал постановление Государственного комитета обороны страны «О проведении мобилизации оленей, оленьих упряжек и ездовых (каюров) в Коми АССР и Архангельской области». После приказа вождя народов органы власти и военные комиссариаты Коми АССР и Ненецкого национального округа должны были в короткий срок подготовить оленей, нарты и каюров для отправки на фронт. На все сборы и путь отводилось всего пять недель.

Одной из задач оленных частей являлась эвакуация раненых, которых подбирали в радиусе до десяти километров от полевого медпункта. На оленях во время войны с линии фронта и из тыла противника было вывезено 10142 раненых солдата.

Одной из задач оленных частей являлась эвакуация раненых, которых подбирали в радиусе до десяти километров от полевого медпункта. На оленях во время войны с линии фронта и из тыла противника было вывезено 10142 раненых солдата.

В Ижемском районе в декабре 1941 года для формирования оленьих батальонов было призвано более трехсот человек и отобрано более одной тысячи двухсот оленей. Среди мобилизованных значились не только оленеводы, но и речники, судостроители, служащие и колхозники. В декабре 1941 года аргиши (Обозы. – Прим. ред.) из Коми двинулись по тундре на запад, в сторону Архангельска.

Переходы происходили в тяжелейших условиях. Стояли крепкие морозы. С собой приходилось везти чумы, печки, продукты и одежду. За каждым стадом следовал ветеринарный отряд, подбиравший ослабевших оленей. Падеж ездового быка, призванного в Красную армию, по законам военного времени расценивался как вредительство со всеми вытекающими последствиями, поэтому ослабевших оленей забивать категорически запрещалось. Истощенных оленей укладывали на нарты и так перевозили до места. К фронту ижемцы и ненцы добирались вдоль побережья Белого и Баренцева морей, преодолев путь длиной более двух тысяч километров. В начале марта, после четырех недель подготовки, оленья армия прибыла на Карельский фронт.

Северный олень сам добывает себе корм в тундре и в лесу, он не боится холода и вьюги, не нарушит тишины, и даже раненый не издаст звука.

Северный олень сам добывает себе корм в тундре и в лесу, он не боится холода и вьюги, не нарушит тишины, и даже раненый не издаст звука.

«Вместе с нами были ненцы, коми и русские»

В Ижемском краеведческом музее собраны воспоминания ветеранов оленно-лыжных батальонов. Сейчас никого из них уже нет в живых. Вот, что когда-то рассказал Степан Терентьев из деревни Бакур: «В декабре 1941 года нас, зоотехников, призвали в армию и направили в распоряжение Архангельского военного округа. После буранов и снежных заносов дороги становились непроходимыми не только для автолюбителей, но и для другого транспорта. Выручали оленьи упряжки. На них возили грузы, ездили офицеры связи, и генералы садились на нарты. Едва стемнеет, десятки оленьих упряжек направлялись на передний край, везли легкие орудия и минометы, боеприпасы, колючую проволоку, колья для подвешивания этой проволоки, продукты питания, теплую одежду. Оттуда вывозили раненых и убитых бойцов».

Оленеводы занимались не только транспортными операциями. Без воинов-погонщиков не обходилась ни одна боевая операция заполярных партизан, которые уходили во вражеские тылы на глубину до пятисот километров. «Больше всего я участвовал в боевых походах в тыл врага, – вспоминает бывший сержант саам Егор Захаров. – Вместе с нами были ненцы, коми и русские. Привезли потом и уральских манси. Врывались мы к врагу неожиданно, и сразу же начинался бой».

Оленеводы занимались не только транспортными операциями. Без воинов-погонщиков не обходилась ни одна боевая операция заполярных партизан, которые уходили во вражеские тылы на глубину до пятисот километров.

Оленеводы занимались не только транспортными операциями. Без воинов-погонщиков не обходилась ни одна боевая операция заполярных партизан, которые уходили во вражеские тылы на глубину до пятисот километров.

Охота на аргиши

Одной из задач оленных частей являлась эвакуация раненых, которых подбирали в радиусе до десяти километров от полевого медпункта. На оленях во время войны с линии фронта и из тыла противника было вывезено 10142 раненых солдата, перевезено к переднему краю восемь тысяч бойцов и 17 тысяч тонн боеприпасов и военных грузов, эвакуировали из тундры 162 аварийных самолета. На грузовой нарте можно было перевезти пять тысяч винтовочных патронов, или десять тысяч автоматных, или полторы сотни «лимонок». За сутки аргиши проходили 35-40 километров, а при форсированном марше и до 80 километров. Поначалу враг игнорировал оленьи обозы, но понял, что это серьезная сила на фронте, и бойцам оленно-лыжных батальонов стало небезопасно курсировать даже в темное время. Немецкие истребители и штурмовики охотились за оленеводами, расстреливали упряжки из пулеметов. С 1943 года оленей для маскировки стали одевать в белые попоны, а нарты и хореи перекрашивали в белый цвет.

Из воспоминаний Николая Антиповича Рочева из села Кипиево: «Вражеские летчики с азартом охотились за оленьими упряжками. Увидев свежий след нарты, летчик обязательно летел по этому следу, догонял упряжку. Если не удавалось бойцу-оленеводу до рассвета добраться до базы, а такое случалось довольно часто, то боец старался использовать для укрытия крутой берег реки, скалу, завести упряжку в лесочек. Как-то на передний край на нескольких упряжках везли мины, патроны, термосы с едой. На обратном пути нас нагнали два вражеских самолета. Почти всех оленей перебили. Из пастухов ранили одного».

Переходы происходили в тяжелейших условиях. Стояли крепкие морозы. С собой приходилось везти чумы, печки, продукты и одежду.

Переходы происходили в тяжелейших условиях. Стояли крепкие морозы. С собой приходилось везти чумы, печки, продукты и одежду.

В ноябре 1944 года Карельский фронт расформировали. К тому времени из десятитысячного стада уцелело чуть более тысячи оленей, остальные погибли. Война для оленей закончилась. Но боевой путь ижемцев продолжался: многие из них впоследствии уже в составе других частей принимали участие в освобождении Чехословакии, в разгроме фашистских войск на территории Германии, а позднее и в войне с Японией. В 1947 году часть оленеводов-воинов направили на Чукотку.

А на юге – верблюды

Во время тяжелейших боев под Сталинградом в Астрахани формировалась 28-я резервная армия, укомплектованная пушками. Однако во всей округе не нашлось ни грузовиков, ни лошадей. Поэтому командование решило использовать в качестве тягловой силы верблюдов. Местные власти выловили почти всех диких животных, передав их воинским частям. Красноармейцы обучили животных носить упряжку, возить повозки и полевую кухню, тащить орудие, вес которого превышал тонну. Верблюды славились выносливостью, поэтому вместо трех пар коней, полагающихся для перевозки пушек, запрягали две пары верблюдов. Часть верблюдов дошла до Берлина.

В ноябре 1944 года Карельский фронт расформировали. К тому времени из десятитысячного стада уцелело чуть более тысячи оленей, остальные погибли. Война для оленей закончилась. Но боевой путь ижемцев продолжался.

В ноябре 1944 года Карельский фронт расформировали. К тому времени из десятитысячного стада уцелело чуть более тысячи оленей, остальные погибли. Война для оленей закончилась. Но боевой путь ижемцев продолжался.

Олени-вездеходы

Впервые в Красной армии олений транспорт использовали еще во время Финской войны. Эксперимент с организацией оленеводческих батальонов полностью себя оправдал, и тогда же были разработаны основные положения по использованию оленей в войсках. Правда, организовать и опробовать все задуманное до начала Великой Отечественной войны так и не успели. В условиях полярной зимы передвижение любого транспорта в тундре практически невозможно. И лишь олени-вездеходы могли бегать по тундре, заснеженным сопкам и горным ущельям Кольского полуострова. Даже оказавшись в ледяной воде, они передними копытами ломали ледяную кромку, пробивались к прочному льду и вытягивали нарты с грузом. К тому же северный олень сам добывает себе корм в тундре и в лесу, он не боится холода и вьюги, не нарушит тишины, и даже раненый не издаст звука.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Прокуратура Усинска вынесла предостережение мэру Николаю Такаеву за баннер, посвященный 75-летию Победы

На баннере был изображен финский солдат, воевавший на стороне Германии. Сам Николай Такаев считает, что его вины в инциденте нет (подробности)