2019-10-29T17:55:29+03:00

«Свободному Соколу» подрезают крылья

Старейшее металлургическое производство Липецкой области находится под угрозой закрытия
Первым металлургическим заводом Липецка нового времени стал построенный на паях с бельгийскими коммерсантами Сокольский металлургический завод, после революции переименованный в «Свободный сокол». Автор фото: Даниил СКВОРЦОВПервым металлургическим заводом Липецка нового времени стал построенный на паях с бельгийскими коммерсантами Сокольский металлургический завод, после революции переименованный в «Свободный сокол». Автор фото: Даниил СКВОРЦОВ
Изменить размер текста:

Более 1500 человек могут потерять рабочие места и средства к существованию из-за череды уголовных дел в отношении руководства трубной компании «Свободный Сокол», который находится в Липецке. Корреспондент «Комсомолки» отправился в город металлургов, чтобы встретиться с работниками завода и на месте разобраться в ситуации.

ПУШКИ ДЛЯ ПЕТРА ПЕРВОГО

Липецк. Этот город по праву считается одной из столиц российской металлургии. Еще во времена Петра здесь лили чугун для русских пушек в Азовской кампании. Позже добыча и производство сместились к Уралу, однако слава липецкой земли как края металлургов вновь загремела по стране на рубеже 19 и 20го веков.

Крупнейшим металлургическим предприятием Липецкой области сегодня является Новолипецкий меткомбинат, НЛМК. Крупнейшим, но не старейшим. Первым металлургическим заводом Липецка нового времени стал построенный на паях с бельгийскими коммерсантами Сокольский металлургический завод, после революции переименованный в «Свободный сокол». Сперва заводские домны выплавляли чугун, но с 30-х годов главной продукцией «Сокола» стали чугунные трубы, которые расходились по всей стране….

«ЗАДЕРЖЕК ПО ЗАРПЛАТЕ НЕТ»

Надежда Сутягина родилась в Узбекистане, но выросла в Якутии, куда ее родители уехали на комсомольскую стройку в 1978 году. Закончила Якутский государственный университет, работала в школе учителем начальных классов. Позже, когда мать вышла на пенсию вместе с ней перебралась в Липецк. В школах вакансий не было, пришлось идти в торговлю. В киоске и в магазине, на рынке и на оптовых базах. Надежда признается, торговля ее никогда не прельщала, но многие ли люди могли похвастаться легкой жизнью в 90-е? Как-то раз соседка посоветовала ей сходить на завод: дескать, набор проводят, сходи, узнай. Пришла, две недели обучалась под присмотром наставницы – а после начала работать сама.

Надежда Сутягина, работала и в школе, и в торговле, но только на заводе чувствует себя уверенно. Автор фото: Даниил СКВОРЦОВ

Надежда Сутягина, работала и в школе, и в торговле, но только на заводе чувствует себя уверенно. Автор фото: Даниил СКВОРЦОВ

Сегодня Надежда трудится на «Свободном Соколе» доработчиком – наносит на трубы краску и защитное покрытие, монтажные метки и логотипы. Пять дней в неделю она просыпается, завтракает – и не позже 6.30 утра приходит на завод, чтобы с 7 до 15 с перерывом на обед трудиться на своем участке. И так изо дня в день вот уже 9 лет.

«У нас на заводе есть те, кто уже по 25, по 30 лет работает. Моя наставница непосредственная, которая меня обучала, когда я пришла, она только в прошлом году ушла на пенсию. Она отработала 40 с лишним лет», - рассказывает Надежда. Ее дети – двое сыновей – знают, что у мамы сложная работа и хотят себя попробовать в другой сфере: старший – химик-технолог, младший пока еще учится в школе, но на завод по стопам матери идти не хочет.

Главное, что дает Надежде и ее детям работа на «Свободном Соколе» – это стабильность.

«8-часовой рабочий день, оплачиваемые больничный и отпуск, стабильная зарплата, аванс», – перечисляет она. А 20-25 тысяч, которые она получает, – хорошая зарплата для женщины. В последние годы зарплата повысилась, прибавился ассортимент, увеличились объемы. «Работа у нас есть, задержек по зарплате нет. Нашу продукцию знают, и мы со своей стороны делаем все, чтобы держать марку, не упасть в грязь лицом».

ДЕЙСТВОВАЛИ АККУРАТНО, НО РЕШИТЕЛЬНО

Завод пережил «лихие 90-е», кое-как тянул в тучные нулевые. Чуда не произошло: к началу 10-х годов предприятие было на грани банкротства. Производство окончательно подкосил кризис на мировом металлургическом рынке 2008 года. Доменные печи погасли, оборудование приходило в негодность, люди месяцами ждали зарплат: стойкие оставались, ища приработков на стороне, другие в поисках заработка уходили с производства и уезжали в поисках лучшей доли. Завод дышал на ладан, но крест на «Соколе» было ставить рано: нашлись те, кто взвалил на себя ношу по возрождению предприятия.

Новым управленцам пришлось выступать в непростой роли хирургов, чьи руки держат скальпель. Действовали аккуратно, но решительно: то, что спасти было невозможно, без лишних раздумий отсекали, как врач отсекает неизлечимо пораженные ткани, чтобы сохранить здоровые. Новое производство разместилось на части площадей старого завода, взятых в аренду. От выплавки чугуна пришлось отказаться, сконцентрировав все силы на изготовлении, обработке и продаже труб. Директора не спали сутками, жили и питались тут же, неделями, а то и месяцами не видели свои семьи. И постепенно ситуация начала приходить на лад…

ЗАВОД=СТАБИЛЬНОСТЬ

Токарь – мужская профессия? Елена Лаврентьева может с вами поспорить. И победит в споре, ведь она токарь 5-го разряда. Родилась в 1975 году в Липецке, после школы окончила 28-е училище как портная верхней мужской одежды, но швеей работать не пошла. А пошла по стопам своей бабушки, которая работала токарем на заводе.

«У нас в РМЦ работали бабушка моя и очень много женщин. Считается вроде как, что это не женская профессия, а в основном работали женщины. Мужчины работали на больших станках, а женщины на маленьких», - рассказывает Елена. Она уже давно привыкла к изумленным взглядам людей, когда те узнают, кем она трудится. Привык и ее супруг, который сам трудится у станка.

Елена Лаврентьева говорит, что мужчины помогают в ее неженской профессии. Автор фото: Даниил СКВОРЦОВ

Елена Лаврентьева говорит, что мужчины помогают в ее неженской профессии. Автор фото: Даниил СКВОРЦОВ

Елена – токарь ремонтно-механического цеха. Если на заводе случится поломка, на помощь приходят умелые рабочие руки. смена начинается в 7 утра: мастер раздает задания, чертежи, по которым вытачивается деталь.

«Мы делаем все. Где-то в каком-то цехе сломалась деталь – везут к нам, слесаря разбирают. Даже могут без чертежей принести любую деталь – мы ее сами замеряем, сами думаем, как сделать – и делаем», - с гордостью отмечает она.

– Конечно, это все-таки мужская профессия, - улыбаясь, признается Елена. – да, бывает тяжеловато какие-то детали поднять, но мужчины помогают. А так, в принципе, все нормально. Своей дочери, 16-летней Алине, она тоже советует после учебы идти работать на завод. Но не к станку, не токарем: девочка хочет стать крановщицей. «Я ей говорю: Алин, лучше идти в завод, чем ты пойдешь ногти красить или стричь, у частника работать. Зарплата у нас каждый месяц, не задерживают ни аванс, ни зарплату – завод все-таки дает стабильность».

ЦЕНА УСПЕХА

Усилия новой команды принесли плоды. Наладилось производство, заработали старые и появились новые каналы сбыта. Сегодня ЛТК «Свободный Сокол» – единственный в России завод-производитель труб из высокопрочного чугуна с шаровидным графитом; его продукцию знают не только в регионах, но и за рубежом: отгрузки идут на рынки стран СНГ, Европы и Азии. Но главным достижением стала уверенность людей в завтрашнем дне: стабильность – вот главное слово, которое повторяют все без исключения, рассказывая о преимуществах работы на заводе.

Впрочем, успех всегда имеет свою цену. Выйдя из кризиса, предприятие столкнулось с проблемами другого рода. Лишь только завод начал давать прибыль, к нему потянулась очередь сутяжников. Все споры решались в суде, который неизменно вставал на сторону «Свободного сокола», пока в одночасье в отношении владельцев завода не были возбуждены уголовные дела. К директору, поднявшему производство, зачастили вымогатели: соблазняли «порешать проблемы» за немалую мзду – 200 миллионов и часть активов. Он отказался и заявил о вымогательстве. Прокуратура провела проверку и возбудила уголовное дело. Оно, впрочем, лежит без движения, а проблемы завода множатся изо дня в день. Уголовное преследование совладельцев, закрытие кредитных линий, сбои в поставках сырья – все это угрожает сломать с таким тщанием отлаженный механизм производства и сбыта, на горизонте предприятию вновь маячит банкротство, а людям – безработица.

ПРИЧАСТНОСТЬ К БОЛЬШОМУ

Евгений Чулюков работает на производстве «Сокола» с того момента, как вернулся со службы в космических войсках. Раздумывал, по его признанию, недолго: за плечами была учеба в Липецком государственном техническом университете, опыт работы на фрезерном станке во время производственной практике и даже рабочий разряд.

– Я искал работу. Первым местом, куда пришел, был завод «Свободный Сокол», – вспоминает Евгений. – Мне понравился цех, удостоверение фрезеровщика у меня было. Начальник цеха металлоформ меня взял на работу.

За минувшие годы Евгений прошел большой трудовой путь. Работал фрезеровщиком, исполнял обязанности мастера, учился в совершенстве разбирать чертежи и работать с людьми. Стал мастером, потом старшим мастером, в 30 лет стал начальником ремонтно-механического цеха. Сегодня в свои 40 он возглавляет объединенный цех по ремонту оборудования и остнастки: в его подчинении свыше 190 сотрудников, чья задача обеспечивать бесперебойную работу предприятия. Задача непростая и ответственная: производственная линия на «Свободном Соколе» функционирует круглосуточно. В 5.30 подъем, в 7 – заслушивает первый сводный доклад о ситуации на производстве, в 19 – второй. Между ними – оперативки и согласования, работа с документами и чертежами, разбор задач с мастерами и начальниками участков, принятие решений, планирование и контроль. Дома Евгения ждут супруга Елена и дети: старший, Илья, заканчивает 11-й класс, младшая, Аня, во втором. В свободное время он вместе с дочерью любит поехать на рыбалку; сын к рыбалке равнодушен, он готовится к поступлению в институт, штудирует историю и обществознание.

Евгений Чулюков с 7 утра на производстве. Автор фото: Даниил СКВОРЦОВ

Евгений Чулюков с 7 утра на производстве. Автор фото: Даниил СКВОРЦОВ

Евгений признается, ему всегда нравилась механическая обработка. На просьбу пояснить, чем именно, отвечает с отчетливо слышимым в голосе трепетом: «Представь, ты берешь кусок обычного металла, и из него с помощью твоих умений, с помощью твоих навыков, в том числе и чертежа, рождается красивая деталь. Это может быть маленький винтик, но он станет неотъемлемой частью большого и сложного механизма, который будет служить людям. И ты ощущаешь свою причастность к этому».

ЛОГИКА ЗДРАВОГО СМЫСЛА

Еще античный философ Гераклит изрекал, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку, однако ситуация вокруг «Свободного сокола» успешно опровергает все аксиомы философии и логику здравого смысла. Единожды спасенное от краха производство вновь грозит рухнуть, оставив семьи работающих на нем людей без достатка, бюджет без налогов, а государство – без уникальной продукции, аналогов которой в России не существует. Что будут делать, куда пойдут Надежда, Елена, Николай и сотни таких же как они честных тружеников, дающих стране высококачественную продукцию, аналогов которой в России просто нет?

Глядя, как развивается история вокруг «Свободного Сокола», понимаешь: вопрос этот скорее риторический, однако надежда на то, что ситуация разрешится, не отступает.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также