2018-10-19T14:12:12+03:00

Мы ничего не боимся и своего суверенитета не отдадим: Путин рассказал об уверенности России

Президент на дискуссионном клубе «Валдай» прокомментировал ядерную доктрину, контакты с Трампом и полеты в Египет [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments375
Путину пришлось отдуваться одному за всехПутину пришлось отдуваться одному за всехФото: REUTERS
Изменить размер текста:

Владимир Путин, приехав на пленарное заседание дискуссионного форума «Валдай», с удивлением обнаружил на сцене только два кресла — одно для себя, другое для модератора Федора Лукьянова. В этом году организаторы изменили формат, пересадив других лидеров в зал, а это означало, что Путину придется отдуваться одному за всех.

- Меня несколько смущает сегодняшний формат, - сразу признался он. - Обычно на этой сцене сидит несколько человек, и дискуссия продолжается достаточно долго. Я готов, конечно, посолировать, как предлагают организаторы, но надеюсь, что это не будет в четыре-пять раз больше, чем обычно.

- Всего раза в два, - пообещал Лукьянов.

- Ну это еще ничего, - согласился Путин. - Это я потяну.

Путин на заседании клуба Валдай.

Получилось в итоге два с половиной часа разговора.

Молодые люди хватают суррогат героизма

- Трагедия в Керчи в том числе результат глобализации, как ни странно. В соцсетях, в интернете мы видим, что созданы целые сообщества. Все началось с трагических событий в школах Соединенных Штатов. Молодые люди с неустойчивой психикой создают для себя каких-то лжегероев. Это значит, что все мы плохо реагируем на изменяющиеся условия в мире. Мы не создаем нужного, интересного и полезного контента для молодых людей, и они хватают этот суррогат героизма. Это приводит к трагедиям подобного рода. А настоящему героизму есть место в нашей жизни, и одно из направлений, утверждений этого героизма – это защита цивилизации от язв сегодняшнего дня. Важнейшая и острейшая из них – это, конечно, терроризм.

Путин о трагедии в Керчи.

Мы нанесли терроризму колоссальный урон

- Если постараться прямо ответить на вопрос: «Мы добились результатов, которых хотели добиться, начиная с тех трагических событий, свидетелями и участниками которых мы были в середине 90-х, в начале 2000-х годов?». В основном – да, конечно. Тогда на территории России шла гражданская война, боестолкновения с использованием авиации, тяжелой техники и так далее, с большим количеством бандформирований на территории нашей страны, причем в значительной степени укомплектованных выходцами из террористических организаций из-за рубежа, в том числе представители «Аль-Каиды» активно воевали на нашей территории.

Слава богу, мы избавились от этого, но мы не избавились от терроризма как такового в целом. В целом глобально не победили, но мы нанесли ему колоссальный урон, ущерб и уж точно кардинально изменили к лучшему ситуацию у нас дома – в Российской Федерации.

На левом берегу Евфрата просто ужас

- Сейчас мы видим, что происходит на левом берегу Евфрата. Эта территория находится под патронатом наших американских партнеров. Они опираются на курдские вооруженные формирования, но они явно недоработали, в нескольких населенных пунктах остались представители ИГИЛ, и они начали в последнее время расширять зону своего присутствия: захватили 130 семей, это почти 700 человек, в заложники.

Путин о Сирии.

Наверное, мало кто знает из сидящих в зале, они выдвинули ультиматумы, определенные требования и предупредили, что если эти ультиматумы не будут исполняться, то они будут каждый день расстреливать по 10 человек. Позавчера расстреляли 10 человек, казнили. Они начали исполнять свои угрозы. Это просто ужас, катастрофа. Нужно с этим что-то делать. Что же коллеги наши отмалчиваются? Все молчат, какая-то тишина, как будто ничего не происходит.

Турция выполняет свои обещания

- Хочу поблагодарить наших турецких партнеров. Мы видим, что они работают в Идлибе. Не все так просто. Наоборот, все сложно. Но они выполняют взятые на себя обязательства.

И эта демилитаризованная зона, о создании которой мы договорились, создается. Еще не все тяжелое вооружение выведено, не все боевики террористических организаций, ИГИЛовцы и «Джебхат ан-Нусры», ушли, но турецкие партнеры делают все, чтобы выполнить свои обязательства. Это непросто, все это, что мы видим. Они в эту зону даже перебросили военный госпиталь, потому что есть потери. Они действуют достаточно жестко и весьма эффективно в борьбе с этими террористическими группировками.

Это не мы напрягаем весь мир

- Вы знаете, такая шутка есть старая: «Как вы расслабляетесь?» - «А я не напрягаюсь». То же самое касается напряжения в международных делах. Мы никого не напрягаем, мы не создаем никаких проблем. Мы, что ли, создаем эти проблемы? Нет. Это же нас обвиняют в чем-то, причем «с высокой степенью вероятности», как говорят, мы сделали то-то и то-то, то туда вмешались, то там чего-то натворили. При этом никто не считает нужным предъявить какие-то доказательства. Для меня ясно, что это результат внутриполитической борьбы в западном мире в целом. Сейчас идет борьба за условия выхода Великобритании из ЕС, внутри самих США. И кому-то показалось, что очень удобный инструмент решения внутриполитических проблем – это разыгрывание антироссийской карты. Но это вредно для всех.

Были ли вредными или полезными наши встречи с президентом Трампом? Считаю, что, несмотря на попытку дискредитировать эти встречи, они все-таки, скорее, были позитивными, чем негативными. Потому что мы видим, что там происходит, но все-таки лучше общаться и контактировать друг с другом, чем, извините за моветон, собачиться и ругаться, не переставая.

Президент на дискуссионном клубе «Валдай» рассказал о ядерной доктрине, Крыме и полетах в Египет Фото: REUTERS

Президент на дискуссионном клубе «Валдай» рассказал о ядерной доктрине, Крыме и полетах в ЕгипетФото: REUTERS

«Вот и все» было всегда

- У вас была метафора, что Россия – медведь: «Медведь ни у кого разрешения спрашивать не будет, он хозяин тайги и не собирается куда-то переезжать в другие климатические зоны, но тайги он своей никому не отдаст. И это всем должно быть понятно, вот и все». Как на нас с тайгой сейчас кто-нибудь посягает или уже сейчас «вот и всё» наступило?

- «Вот и всё» всегда было. Оно и сейчас «вот и всё». Мы же живем в мире, в основе безопасности которого лежит ядерный потенциал. Россия – одна из крупнейших ядерных держав. Мы точно совершенно обогнали всех наших, так скажем, партнеров и конкурентов в этой сфере. Высокоточного гиперзвукового оружия пока ни у кого нет. Некоторые планируют испытать его через полтора-два года только, испытания начать, а у нас на вооружении стоит это высокотехнологичное, современное оружие. И поэтому мы в этом смысле чувствуем себя уверенно.

Крым — это наше

- Вы говорили, что мы конфликтов не боимся. Каких?

- Никаких! Мы вообще ничего не боимся. Страна с такой территорией, с такой системой обороны, с таким населением. Далеко не во всех государствах есть такая предрасположенность граждан жизнь свою отдать за Отечество. И с этим никто ничего не может поделать. Это вселяет в нас уверенность. Мы никуда не забираемся, у нас огромная территория, нам ничего не нужно ни у кого. Естественно, мы дорожим своим суверенитетом, независимостью. Так было всегда, во все времена, в истории нашего государства, это в крови у нашего народа.

- А Крым?

- А Крым - это наше. А наше почему? Не потому, что мы пришли и что-то схапали. Ведь здесь у тех, кто будет со мной спорить, спор-то заходит моментально в тупик. Демократия - это власть народа, которая проверяется с помощью референдумов, выборов. Люди пришли в Крыму на референдум и проголосовали: хотим быть независимыми, а следующим шагом - хотим быть в составе Российской Федерации. Напомню в сотый раз, в Косово не было референдума, там только парламент проголосовал за независимость - и все. И все, кто хотел поддержать и разрушить бывшую Югославию, сказали: "Вот и, слава Богу, мы с этим согласны". А здесь - не согласны. Тогда давайте будем спорить.

Они даже раскаяться не успеют

- У нас нет в нашей концепции использования ядерного оружия превентивного удара. Наша концепция - это ответ на встречный удар. Россия готова и будет применять ядерное оружие только тогда, когда удостоверимся в том, что потенциальный агрессор, наносит удар по России. Но агрессор должен знать, что возмездие неизбежно, что он будет уничтожен. Мы жертвы агрессии, мы как мученики попадем в рай. А они просто сдохнут. Потому что даже раскаяться не успеют.

В Египет скоро снова полетим

- Тема безопасности полетов между Россией и Египтом закрыта? - спросил Лукьянов.

- Нет, пока не закрыта. Мы возобновили полеты между Москвой и Каиром. На повестке дня - открытие чартеров в Шарм-эль-Шейх и в Хургаду. Мы обсуждали этот вопрос с президентом ас-Сиси, и думаю, что в ближайшее время эти маршруты могут быть открыты. Но наши специалисты Минтранса, специальных служб, которые занимаются обеспечением безопасности, вместе с египетскими коллегами должны еще немного поработать. Мы знаем, что они должны делать, в какие сроки.

Нам не нужен пещерный национализм

- Если мы будем выпячивать такой пещерный национализм вперед, поливать грязью представителей других этносов, мы развалим страну, в чем не заинтересован русский народ. Я хочу, чтобы Россия сохранилась, в том числе в интересах русского народа. Я и сказал, что самым правильным и самым настоящим националистом, и самым эффективным, являюсь я. Но это не пещерный национализм - дурацкий и придурошный, который ведет к развалу нашего государства. Вот в чем разница.

- А есть ли у вас единомышленники? - уточнил Лукьянов.

- Есть. Почти 146 миллионов человек.

Сирота принес Путину сыр в девятый раз

Подмосковный сыровар Олег Сирота признался, что девять раз пытался передать свой сыр президенту, но каждый раз его отбирала охрана.

- Собственно у меня вопрос — передали вам или нет сыр? - спросил он. - Один раз я даже писал записку: "Спасибо за санкции". Сказали - передадут. Передали - или сами съели?

- Съели. Съели сами, - ответил Путин. - Это не шутка. Мне недавно подарили несколько бутылок вина. И меня сотрудники охраны спрашивают: будем проверять - или вы сами выпьете? Я говорю - проверяйте! Тем более, что я не очень-то употребляю.

- Я уже много раз благодарил за санкции и Обаму, и Меркель, и вас за контрсанкции, - сказал Сирота. - Но мы волнуемся: что будет, когда санкции отменят.

- Пока я что-то не вижу, чтобы там кто-то собирался что-то отменять. Но мы с вами должны быть готовыми к конкуренции. Нельзя постоянно исходить из того, что мы будем зажимать, хватать и не пущать, создавать эксклюзивные условия на внутреннем рынке. Потому что, если мы это сделаем, в конце концов, качество ваше будет падать. И это касается не только сыров, это касается всей номенклатуры сельхозпроизводства, и не только сельхозпроизводства. Как минимум, сегодня нужно создавать конкуренцию между отечественными производителями. Мы будем всячески к этому стремиться. Вы сыр давайте прямо сейчас, иначе опять до меня не дойдет.

Но сыра с собой у Сироты как раз и не было.

- Надеюсь все-таки получить головку сыра от вас, - сказал Путин.

Еще больше материалов по теме: «Владимир Путин»

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Дмитрий СМИРНОВ

 
Читайте также