2018-08-11T22:10:15+03:00

Племянника погибшего на АПРК мичмана Кузнецова назвали в честь дяди-героя

8-летний Витя с детства знает о прославленном родственнике
Витя с детства знает о прославленном родственникеВитя с детства знает о прославленном родственникеФото: Яна ШЕЛЕСТ
Изменить размер текста:

Уже 18 лет вся страна вспоминает об одной из самых страшных катастроф в истории российского военного флота.

12 августа 2000 года во время военно-морских учений в Баренцевом море, в 175 километрах от Североморска затонула атомная подводная лодка «Курск». По официальной версии, на борту субмарины взорвалась учебная торпеда. Все 118 членов экипажа лодки погибли.

Атомный подводный ракетоносный крейсер К-141 спустили но воду в мае 1994 года. В честь подвига советского народа на Курской дуге в годы Великой Отечественной войны директивой Главнокомандующего ВМФ лодке присвоили почетное наименование «Курск».

Служить на подводной лодке всегда было почетно, а тем более на крейсере, который носит имя родного города. Мечтал об этом и Виктор Кузнецов. Парень из многодетной курской семьи попал на срочную службу в ВМФ и «заболел» морем. После службы окончил школу мичманов и был зачислен в штат атомного подводного ракетного крейсера «Курск».

На «Курск» Витя попал первым из курян Фото: из личного архива

На «Курск» Витя попал первым из курянФото: из личного архива

— На «Курск» Витя попал первым из курян. И так получилось, что именно его тело опознали первым из курян, - рассказывает Людмила.

Виктора хоронили в Курске, по трагической случайности в один день с его мамой. Женщина тяжело болела и умерла за несколько часов до опознания сына.

— У мамы был рак. Я ее привезла из Москвы после тяжелой операции. Врачи сказали, что жить ей оставалось 2,5 месяца. Мы дали Вите телеграмму, чтобы его отозвали в связи с тяжелым состоянием мамы. Но то ли телеграмма запоздала, то ли не знаю что, но Витя не приехал.

А если бы приехал, то мог бы и не оказаться на борту «Курска», и не ушел бы в свой последний поход.

«А в глубине, задраив люки, висит глухая тишина»

О том, что лодка затонула, семья узнала по телевизору. Эти первые дни… Они были самые кошмарные для всей страны. Все понимали, что люди живые, но их никто не спасает. А счет шел на минуты.

— Мама смотрела все новости, и до последнего верила, что сын вернется. Она за него сильно волновалась всегда. Но Витя приезжал и говорил: «Мама, эта лодка непотопляема. В любой ситуации она может всплыть». — Оказалось, что нет.

Около дома по улице Комарова в Курске стояли два гроба – Ольги Романовны, которая не справилась с тяжелой болезнью и обрушившимся горем, и Виктора. Маму похоронили на Южном кладбище, а потом поехали в Дом офицеров, куда для прощания отвезли Витю. Страшный был день для семьи.

— Мама нас семерых поднимала одна, с папой они разошлись. Мы ее так любили, и так гордились Витей.

Тяжелое горе еще больше сплотило почти неразлучных братьев и сестер. Сейчас у всех уже свои семьи. Старшая сестра живет в Москве. Людмила и три брата здесь, в Курске. Еще одна сестра, к сожалению, уже умерла от тяжелой болезни.

— Мы дружим, хорошо общаемся, поддерживаем друг друга. Каждый год 12 августа собираемся и едем на мемориал. Боль свою мы держим в душе.

Эта боль не единственная. У Виктора есть сын. Когда погиб отец, ему было три года. А сейчас, получается, уже 21. После трагических событий вдова погибшего отказалась от общения с родственниками.

— Нам очень жалко и обидно, что нет возможности общаться с племянником. Все-таки он частичка Вити. Мы думали, что парень подрастет и сам захочет пойти на контакт, но ничего не произошло.

«Эта боль не пройдет никогда»

Дома у Людмилы висит большая фотография подводной лодки. А в соцсетях - целый альбом, посвященный памяти брата и гибели «Курска».

— Я, мои дети, мы всегда помним о Вите. Даже мой самый младший ребенок знает все подробности. И с гордостью носит имя своего дяди.

Не забывают семью и власти. После гибели Вити помощь шла отовсюду. Сейчас вспоминают все реже, годы идут. Людмила из тех людей, которые никогда ничего не просят. Привыкла решать свои проблемы сама.

— Только однажды я опросила помощи для своей семьи – когда надо было спасать мужа. И мне не отказали, помогли.

Людмила работает в курском диспансере. Управляется в доме и на огороде. Спит, правда, три часа в сутки. И все время помнит о брате.

— Жизнь идет, прошло 18 лет, верить душа не хочет. Я все время вспоминаю, как будто это был вчера. Это боль не проходит и наверно уже никогда не пройдет. Он был простой парень-рубаха, очень жаль, что его не стало. Его любили все.

Вечная память!

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также