Экономика

И.о. вице-премьера республики Удмуртия Михаил Хомич: «В каждом болиде “Феррари” есть деталь из Удмуртии»

Какие товары может поставлять республика на экспорт?
Исполняющий обязанности постоянного представителя главы Удмуртской Республики при президенте РФ Михаил Хомич

Исполняющий обязанности постоянного представителя главы Удмуртской Республики при президенте РФ Михаил Хомич

Фото: Руслан РАХМАНГУЛОВ

Гостем открытой студии «Комсомольской правды» на Восточном экономическом форуме стал и.о. вице-премьера республики Удмуртия Михаил Хомич.

- Михаил Викторович, только что закончилась сессия, посвященная моногородам. В Удмуртии их три. Расскажите, какая там социально-экономическая ситуация?

- Только что на сессии мы презентовали концепцию развития моногородов. Ключ к развитию – образование. Мы запустили проект «Университет компетенций». Уже три модуля прошло, каждый месяц учатся чиновники, представители бизнеса, главы муниципалитетов. До 2020 года в каждом моногороде должны появиться кванториумы – это центр для детей, школа будущего, где дети узнают новые технологии, робототехнику. Мы вкладываемся в образование не только действующих команд, но и понимаем, что необходимо детское образование.

- Чему конкретно вы обучаете чиновников?

- Наш университет – это, скорее, проект про коммуникацию, а не только про то, как искать инвестиции. Туда относятся вещи, которые называются soft skills – общечеловеческие навыки. Продажи, управление командой. Команда – это самое главное, что может быть. Один из принципов управления – найди сильных людей на позиции, желательно сильнее себя, и не мешай работать. Еще одна вещь – узнаваемость. Не многие знают про Удмуртию много. Это тоже большое направление работы.

- Как вы работаете с моногородами, помимо развития образования?

- Ключевой момент – абсолютно новая модель работы с активистами в моногородах. У нас есть пример города Глазов, в который вернулся человек – Валентин Наговицын, он уехал в Москву, а потом вернулся на Родину. В городе есть заброшенный горсад, он разработал его новую концепцию, потом встретился с главой республики – никакой бюрократии. Сейчас мы сопровождаем заявку Валентина на получение финансирования для реализации этого проекта. Мы декларируем, что так мы готовы действовать в каждом моногороде. Это абсолютно новая практика, когда активисты, не являясь властью, фактически получают ее в свои руки через реализацию их идей.

- Я так понимаю, что вы говорите о социальных проектах. Но самая острая проблема моногородов – диверсификация бизнеса и создание новых рабочих мест. Как будете ее решать?

- Будем разделять эти вещи. На сессии была высказана теория, что нет никаких моногородов. Моногорода – это на самом деле обычные города. Да, у них есть особенности, в виде одного предприятия, но в целом к ним надо относиться, как к любому другому городу. Мы занимаемся диверсификацией бизнеса, и мы занимаемся улучшением городской среды. Одно другому не мешает.

- Удмуртия вошла в 13 «пилотных» регионов, для которых будет разработан экспортный стандарт. Что вы будете поставлять за рубеж?

- Наверное, Удмуртия известна больше всего своей оборонной промышленностью. Но мало кто знает, например, что в каждом болиде «Феррари» есть деталь из Удмуртии. Удмуртия занимает 2 % мирового рынка беспилотников. Здесь производят много технологичных изделий – базальтовое волокно, теплоизоляция, которая не горит никогда. Кроме того, Удмуртия – третий регион России по молокообработке и первый регион России по твердым сырам.

- В какие страны идет экспорт?

- Даже в США, несмотря на сложный геополитический фон, есть спрос. Особая роль – СНГ, наши ближние соседи. Сейчас мы активно работаем с Азией. Мы видим огромный потенциал. У нас есть задача, чтобы продукты из Удмуртии стояли на полках в Китае. Надеюсь, это будет сделано в этом году.

- Удмуртия сейчас самый крупный центр производства беспилотников в России?

- Производство очень растет, но есть много запретов на их использование. Даже в сельском хозяйстве, где сейчас беспилотники применяют для орошения, для оценки земель, качества почв, есть много ограничений. Есть предложение по либерализации законодательства. Я буду изо всех сил лоббировать эти изменения. Наша работа – дать площадку, а дальше пусть работают специалисты. Потенциала рынка беспилотников – сумасшедший. Для меня беспилотники три месяца назад были маленькими аппаратами, которые летали и на камеру могли снимать. На самом деле, это могут быть и огромные махины для первозки вооружений. Для нас проекты с беспилотниками - это большой приоритет.