Звезды

Николай Цискаридзе: «Оставьте меня все в покое, я больше не могу!»

Экс-премьер в разговоре с «КП» завил, что пока не отказывался от предложения танцевать в Большом
Николай Цискаридзе не хочет общаться со СМИ.

Николай Цискаридзе не хочет общаться со СМИ.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Скандалы вокруг главного театра страны не утихают, несмотря на смену руководства и увольнения одного из самых ярких его солистов. Все СМИ облетела новость о том, что Николай Цискаридзе не только не планирует возвращаться в родной Большой театр, которому отдал больше 20 лет, но и отказывается от ежегодных новогодних бенефисов. Станцевать и символически проститься со своим театром танцовщику в начале октября предложил лично министр культуры Владимир Мединский.

Однако, по данным журналистов, Николай обмолвился о своем решении своим сокурсникам по Московской государственной юридической академии:

- Возможность станцевать в Большом сейчас есть, но я не хочу, - сказал студентам Цискаридзе. - Танцевать надо, когда можется. У меня больше нет такого желания.

Между тем, само министерство поспешило успокоить поклонников артиста, мол, отказа выступить 31 декабря в спектакле «Щелкунчик» на сцене Большого они не получали.

- Это одна из лучших партий танцовщика, и таким образом он смог бы символически попрощаться с публикой, - заявили РИА Новостям в ведомстве. - Министр культуры России Владимир Мединский лично звонил директору Большого театра Владимиру Урину. Урин пообещал предоставить все возможности, чтобы Николай Цискаридзе «вошел в форму» и станцевал «Щелкунчика». Ответ — за артистом. Он вправе принимать или не принимать это предложение.

Комментарий самого танцовщика насчет всей этой путаницы долгое время отсутствовал. Цискаридзе, наученный горьким опытом дачи интервью журналистам последние несколько месяцев либо вообще не общается со СМИ, либо дает скудные комментарии.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

- Я не хочу давать никаких комментариев. Я не делал никаких заявлений, ни с какими журналистами не общался и вообще не понимаю, что написали СМИ. Я ничего никому не говорил.

- То есть от новогодних бенефисов вы не отказывались?

- Я ни с кем не разговаривал вообще и не собираюсь. Вот я с журналистами разговаривать не собираюсь. Оставьте меня все в покое, я больше не могу! Я не хочу! Можно я буду жить спокойно без?

ПРИГЛАШАЕМ:

В Большой театр!