В мире

Журналисты пишут стендапы на фоне разбитых окон: Степанакерт пережил сильный обстрел

В зоне армяно-азербайджанского конфликта продолжаются ожесточенные бои
В зоне армяно-азербайджанского конфликта продолжаются ожесточенные бои

В зоне армяно-азербайджанского конфликта продолжаются ожесточенные бои

Фото: Александр КОЦ

Вечерний обстрел Степанакерта я застал на подъезде к нему. Вспышка от первого взрыва на мгновение осветила полгорода и даже в темноте был виден поднявшийся дым. Третий рванул, осветив машину, где-то сзади, уже в центре. Минобороны Карабаха оперативно определило тип вооружения, примененного Азербайджаном – реактивная система залпового огня «Смерч» с кассетной начинкой.

С рассветом множество журналистов, работающих в столице Карабаха, потянулись снимать разрушения после ночных бомбежек. Особенно досталось двум пятиэтажкам в центре города - ночью здесь погибла женщина, не успев спуститься в подвал. Во дворе жители собирают в мешки уцелевшее имущество, чтобы вывезти к родственникам. В разбитых окнах мелькают силуэты с камерами.

Минобороны Карабаха оперативно определило тип вооружения, примененного Азербайджаном – реактивная система залпового огня «Смерч» с кассетной начинкой.

Минобороны Карабаха оперативно определило тип вооружения, примененного Азербайджаном – реактивная система залпового огня «Смерч» с кассетной начинкой.

Фото: Александр КОЦ

Похожие разрушения я видел десятки раз в том же Донбассе. Такое бывает после применения РСЗО. Однако, судя по тому, что линия фронта от города километрах в 40, это явно не «Град» а что-то помощнее. Может быть, тот же «Смерч». Застывшие на без десяти восемь часы на пыльном полу, засыпанный грудой кирпичей балкон, выбитые взрывной волной двери… Во дворе на разных языках на фоне разбитых окон и раздавленных машин журналисты пишут стендапы…

Особенно досталось двум пятиэтажкам в центре города - ночью здесь погибла женщина, не успев спуститься в подвал.

Особенно досталось двум пятиэтажкам в центре города - ночью здесь погибла женщина, не успев спуститься в подвал.

Фото: Александр КОЦ

Власти Армении и Карабаха изначально не стали чинить препоны журналистам, помогая добираться в зону конфликта на мидовских автобусах. Но эта беспрецедентная открытость сыграла с ними злую шутку. Современные войны ведутся с использованием всех современных инструментов получения информации. В том числе – из телесюжетов и соцсетей. Минобороны Карабаха после очередного дневного обстрела Степанакерта, кадры которого тут же разлетелись по СМИ и в Телеграме, даже выступило со специальным заявлением: «Представители СМИ в прямом эфире начинают освещать события как на передовой, так и из Степанакерта. Решительно призываем прекратить подобную практику. Это создает реальную опасность для действий армянских подразделений, направляя вражеский огонь и помогая целиться по мирным населенным пунктам».

Под запрет попала даже съемка мест попаданий снарядов азербайджанской артиллерии, которая по опубликованным кадрам, по словам военных, могут корректировать свой огонь.

Под запрет попала даже съемка мест попаданий снарядов азербайджанской артиллерии, которая по опубликованным кадрам, по словам военных, могут корректировать свой огонь.

Фото: Александр КОЦ

Под запрет попала даже съемка мест попаданий снарядов азербайджанской артиллерии, которая по опубликованным кадрам, по словам военных, могут корректировать свой огонь. Так что теперь перед журналистами стоит проблема – как показывать удары по мирному городу без, собственно, самих результатов этих ударов.

Судя по заявлениям официальных лиц конфликтующих сторон, перспектива перемирия по-прежнему остается крайне туманной.

Судя по заявлениям официальных лиц конфликтующих сторон, перспектива перемирия по-прежнему остается крайне туманной.

Фото: Александр КОЦ

Между тем, судя по заявлениям официальных лиц конфликтующих сторон, перспектива перемирия по-прежнему остается крайне туманной. Азербайджанские войска ежедневно пытаются переходить в наступление. Карабахские - отбивают атаки. Силовые ведомства обеих стран обмениваются сводками, из которых реальную картину потерь и ситуацию на фронте понять сложно. И видеороликами, из которых ясно, что счет потерь как техники так и людей идет как минимум на десятки. При этом ни у той, ни у другой стороны серьезного продвижения на фронте нет. Идут позиционные бои с активным применением артиллерии с обеих сторон. И люди гибнут, как в Карабахе, так и в Азербайджане. В том числе – мирные жители.

Силовые ведомства обеих стран обмениваются сводками, из которых реальную картину потерь и ситуацию на фронте понять сложно.

Силовые ведомства обеих стран обмениваются сводками, из которых реальную картину потерь и ситуацию на фронте понять сложно.

Фото: Александр КОЦ

Идут позиционные бои с активным применением артиллерии с обеих сторон.

Идут позиционные бои с активным применением артиллерии с обеих сторон.

Фото: Александр КОЦ

Люди гибнут, как в Карабахе, так и в Азербайджане. В том числе – мирные жители.

Люди гибнут, как в Карабахе, так и в Азербайджане. В том числе – мирные жители.

Фото: Александр КОЦ

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Что сейчас творится в Азербайджане, и что в Баку говорят о России

Предыдущая война в Карабахе - в апреле 2016 года - длилась три дня. Нынешнее столкновение продолжается уже неделю.

В прошлый раз азербайджанская армия отвоевала несколько ключевых высот, сегодня она старается охватить Карабах с разных сторон. Наиболее успешно операция ведется с юго-востока Карабаха, на Физулинском направлении. Это живописный район с плодородными долинами и горами, за которыми - уже Иран. Дорога петляет вдоль холмов и, когда машина поднимается на один из них, на горизонте видны иранские села (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«А людей жалко с обеих сторон»

В Карабахе продолжаются ожесточенные бои (подробнее)