В мире
Эксклюзив kp.rukp.ru

«А людей жалко с обеих сторон»

В Карабахе продолжаются ожесточенные бои
Рассказываем, как переживают военный конфликт жители Нагорного Карабаха

Рассказываем, как переживают военный конфликт жители Нагорного Карабаха

Фото: EAST NEWS

Вот вам и объяснение, почему с азербайджанской стороны в зоне боев работают только местные и турецкие, идеологически выдержанные журналисты. Кто-то очень не хотел, чтобы репортеры со всего мира наткнулись тут на боевиков из Сирии. Из группировок, которые считаются террористическими. Об этом факте уже официально заявили в Москве, Париже и Вашингтоне.

Хотя для жителей Карабаха это секретом не было. Просто их никто не слушал, полагая, что это «армянская пропаганда».

А армяне не стали устраивать информблокаду, и журналисты со всего мира наводнили Степанакерт — столицу Карабаха. Обычно их возят по прифронтовым городам, демонстрируя азербайджанские удары по мирным кварталам. И журналисты из Франции уже попали в городе Мартакерт под удар «градов».

Дорога в Степанакерте

Дорога в Степанакерте

Фото: EAST NEWS

Под угрозой и дороги. Азербайджанская армия пытается их перерезать. По одной из трасс я ехал в сторону Мартуни. Остатки крепостной стены в Аскеране напоминали, что здесь воевали много веков. Эта стена оберегала Степанакерт от набегов. За ней вдалеке виднеется город Агдам. Говорят, в СССР это был крупнейший черный рынок, на котором можно было купить хоть оружие, хоть двухкассетник «Шарп». Но после войны в 1993-м от него не осталось камня на камне. Теперь это город-призрак.

Взрыв было слышно даже через закрытые окна машины. Прямо по курсу вырос фонтан черного дыма. Снаряд упал чуть правее нас. Водитель свернул в горы и через пару километров мы наткнулись на позиции Карабахской армии. «Грады» стояли в 12 километрах от фронта, поддерживая огнем сражающихся на «передке».

- Тревога! – закричал наблюдатель, и все скатились в блиндаж.

Среди совсем молодых лиц он выделялся седой щетиной. Рассудительный офицер запаса Тигран Нарцисян воюет уже в третий раз. Он давно уволился из армии, но снова достал из шкафа форму.

- В России должны знать, что армяне – ее опора, - говорит он мне. – Если Россия потеряет Армению, она потеряет весь Южный Кавказ. А дальше ее недруги нацелятся и на Северный. Только эти территории мешают Анкаре создать здесь свой турецкий мир.

Так выглядел Степанакерт до военного конфликта.

Так выглядел Степанакерт до военного конфликта.

Фото: EAST NEWS

Сложно понять, что на самом деле происходит на фронте, даже находясь прямо здесь. Если верить Минобороны Армении, то инициатива за Карабахом. Азербайджан все это опровергает, по его данным Баку вот-вот дожмет «оккупанта».

А страдают люди с обеих сторон.

- Конечно, клиентов стало меньше, - говорит хозяйка кафе в Степанакерте.

После 7 часов вечера заведения здесь закрываются - режим светомаскировки. Отключены фонари, не горит свет в домах.

- А почему не уезжаете в Армению? – спрашиваю женщину.

- Как можно! Мужчины на фронте, а мы здесь на хозяйстве. Привыкли. Третья война уже. Сына маленького прятала в подвале в 1992-м. А сегодня он воюет. Детей жалко... Но ведь и там жалко, и здесь жалко…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Звонок в Баку: «Комендантский час суров, но все верят в победу»

К востоку от линии армяно-азербайджанского противостояния работает куда меньше журналистов, чем к западу. Да и вообще — в Азербайджане закрутили гайки, ограничили интернет, заблокировали мессенджеры, ввели комендантский час. Чем сейчас живёт одна из стран-участниц войны и как азербайджанцы реагируют на новости о «сотнях сирийских наёмниках на стороне Баку»?

Считая необходимым дать слово всем сторонам конфликта, «КП» позвонила Ниджату Гаджиеву, журналисту и политическому обозревателю азербайджанского издания «Зеркало.AZ».

— Комендантский начинается в 9 вечера и весьма суров: максимум, что возможно, — спуститься во двор, сесть на скамейки, подышать воздухом, сигарету покурить и подняться, — рассказал собеседник «КП». — Передвижение в это время полностью запрещено всем, кроме чиновников и владельцев спецпропусков. Очередей в магазинах я почти не видел, а вот у некоторых военкоматов — наоборот, много желающих (подробности).